e-mail пароль Напомните мне пароль  
 

У отраслевых объединений — хорошие перспективы



У отраслевых объединений — хорошие перспективы
03.07.2024 Источник: fishnews.ru

Сегодня Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья — обязательный участник обсуждений вопросов отрасли на госуровне. Однако такой подход к отраслевым объединениям был не всегда, отмечает президент АРПП Георгий Мартынов. Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья в этом году исполнилось 30 лет. АРПП прошла немалый путь вместе с отраслью. За это время менялись общеэкономические, социальные условия, система госуправления рыбным хозяйством.

Сегодня Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья — обязательный участник обсуждений вопросов отрасли на государственном уровне. Однако такой подход к отраслевым объединениям был не всегда, отмечает президент АРПП Георгий Мартынов. О том, каких результатов удалось добиться за годы существования ассоциации, и о том, как менялось отношение госорганов к рыбохозяйственным объединениям, глава организации рассказал в большом интервью «Fishnews — Новости рыболовства».

— Георгий Геннадьевич, Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья прошла немалый путь вместе с отраслью. За это время менялись общеэкономические, социальные условия, система госуправления рыбным хозяйством. Что происходило за 30 лет с рыбной промышленностью и как, может быть, трансформировалось вместе с ней объединение?

— Если вспомнить 30-летнюю историю ассоциации, она была создана в самое, наверное, сложное для рыбной отрасли время. 1994 год, выстроенное государственное управление рухнуло. Ассоциацию решено было создать, чтобы она озвучивала проблемы рыбаков. Трудностей было очень много. Проблемы с выплатой заработной платы, с судоремонтом, снабжением флота и предприятий. Пошла череда банкротств компаний. Отрасль начала распадаться на небольшие предприятия, располагавшие одним-двумя судами. Флот был многочисленным, ресурса для освоения не хватало. Объемы делились в Москве, затем администрации прибрежных регионов предоставляли квоты по своему принципу.

Ассоциация необходима была, чтобы поднимать проблемы. Однако как их решать, в те годы не знал, наверное, никто. Очень много звучало популистских лозунгов. Но наше объединение не скатывалось до таких далеких от выполнения на практике заявлений. Мы всегда говорили о проблемах, опираясь на профессионализм.

Законодательной основы для регулирования работы отрасли не хватало. И к концу 90-х годов все начали понимать, что нужен федеральный закон о рыболовстве, который бы регулировал все правила. Кстати, как раз от Приморского края исходила инициатива подготовить такой документ. Я в то время работал в администрации региона, и мы активно сотрудничали с ассоциацией Приморья по формированию основных принципов регулирования рыболовства. На отраслевых конгрессах — а ассоциация с самого начала была их участником — мы выступали за определение основополагающих правил. Так что в принятии федерального закона о рыболовстве и сохранении водных биоресурсов также есть заслуга нашего объединения.

Главный принцип, который был заложен в основу отраслевого законодательства, — долгосрочное закрепление ресурсов с подтверждением цифр по вылову. Это дало мощный стимул развитию рыбного хозяйства.

— Это общепризнано.

— Хочу привести пример. В 2004 году страна добыла суммарно 2,9 млн тонн — такого падения уловов до этого не было никогда. В советское время вылов составлял порядка 12 млн тонн, один только Дальний Восток осваивал свыше 5 млн тонн. После закрепления долей квот вылова на долгосрочной основе показатели отрасли пошли в рост. Сегодня Россия достигла объемов добычи более 5,3 млн тонн. Мы видим в этом результат слаженной работы рыбацкого сообщества, позволившей заложить важнейшие принципы рыболовства. Сегодня, к сожалению, они меняются, и мы видим в этом серьезные проблемы.

Еще одна важная тема, которой занималась ассоциация в конце 90-х — начале 2000-х годов, — это формирование законодательства о государственной границе, позволяющего эффективно работать рыбакам. Когда-то многократное пересечение границы рыбацкими судами было невозможно. И это наносило очень серьезный удар по прибрежному рыболовству, в том числе Приморского края. Если судно вело промысел, например, в районе Тернея и при следовании за косяком рыбы подходило к границе 12-мильной зоны, ему нужно было вернуться — причем не в Терней, а в Ольгу — пройти оформление, и только после этого можно было возобновлять работу. К тому времени, конечно же, косяк рыбы давно уходил. На решение проблемы отраслевое сообщество потратило ни много ни мало десять лет. Сегодня флот может многократно пересекать госграницу, причем в уведомительном порядке. И это значительно облегчило работу рыбакам.

Еще одно важное для нас направление: приморская ассоциация всегда выступала за единое промысловое пространство. Для приморских компаний это очень важно в плане доступа к ресурсу и возможности работать. Сегодня этот вопрос тоже решен: предприятия могут ежегодно выбирать, в каком режиме работать — промышленного или прибрежного рыболовства.

Сейчас, таким образом, нет проблем ни с пересечением госграницы, ни с освоением ресурса: приморские рыбаки, в том числе через ассоциацию, всегда отстаивали эти подходы. Вот такие основные вехи.

— Теперь сама отрасль находится уже на новом жизненном этапе. По сравнению с теми годами, о которых вы говорили, ситуация изменилась. В том числе с масштабами бизнеса. Мы видим, что сформировались крупные холдинги.

— Конечно, на сегодняшний день ситуация полностью поменялась. Вместо небольших, разрозненных предприятий появились крупные холдинги.

Объединение — это хорошо. Потому что когда компания укрупняется, у нее становится больше возможностей. Изменились и ассоциации. В 90-е годы мы только озвучивали проблемы и обращались к власти, а она нас зачастую не слышала. Сейчас рыбацкие ассоциации, в том числе АРПП, встроены в государственную политику в области рыболовства.

Возьмем тот же пример с «регуляторной гильотиной». Соответствующая рабочая группа утверждена и в сфере рыболовства. В ее состав входят представители разных ассоциаций, в том числе АРПП. Функции рабочей группы — обсуждение проектов нормативных правовых актов, особенно федеральных законов, которые содержат требования для предприятий.

Рабочая группа по «регуляторной гильотине» в сфере рыболовства помогает отраслевому сообществу не только высказывать свою точку зрения, но и отстаивать ее на государственном уровне. И зачастую к рыбацким ассоциациям прислушиваются.

Работали мы и на площадке межведомственной рабочей группы при Генеральной прокуратуре. Сегодня эта структура пересматривается, но в свое время на ее заседаниях озвучивались серьезные проблемы — например, по квотам вылова, государственной экологической экспертизе. У нас по-прежнему сохраняются рабочие отношения с Генпрокуратурой. Взаимодействуем мы и с военной прокуратурой. Представителей ассоциации традиционно приглашают на тематические совещания этих органов.

Конструктивные отношения выстроены у ассоциации с Дальневосточным таможенным управлением. Работаем в составе Консультативного совета при ДВТУ, и неоднократно предлагали свою повестку для обсуждения. Очень хорошо, когда можно напрямую обсудить с руководством, специалистами таможенного органа волнующие темы. Здесь надо отдать должное главе ДВТУ — Юрию Михайловичу Ладыгину. Он всегда очень внимательно относится к вопросам рыбной отрасли. Мы признательны Дальневосточному таможенному управлению за такой подход.

Представители Ассоциации рыбохозяйственных предприятий входят в состав разных общественных советов — как при федеральных ведомствах, так и при их территориальных органах. Мы работаем в Общественном совете при управлении ФНС России по Приморскому краю: так, в прошлом году по нашей инициативе на заседании совета специалисты налоговой службы ответили на вопросы предприятий о новой системе уплаты сбора за пользование водными биоресурсами. Представлена АРПП и в Общественном совете при Приморском управлении ФАС.

На протяжении многих лет входим в Общественный совет при Федеральном агентстве по рыболовству. А в 2021 году первый вице-президент ассоциации Александр Васьков включен в Общественный совет при Федеральной антимонопольной службе. Очень важно использовать все возможные площадки для коммуникаций с ФАС. Наверное, все помнят, как несколько лет назад ведомство предложило продавать все объекты промысла на аукционах. К счастью, отраслевому сообществу, в том числе АРПП, удалось отстоять свою позицию о том, что определенные виды водных биоресурсов не стоит выставлять на торги, иначе многие предприятия могут разориться.

Надо сказать, что в период подготовки изменений федерального закона о рыболовстве, предусматривающих второй этап инвестквот, наша ассоциация заняла достаточно жесткую позицию, и мы очень много работали, чтобы отстоять свои взгляды: их разделяли практически все отраслевые объединения. Я входил в состав согласительной комиссии, созданной на площадке Госдумы. Определенные вопросы удалось снять. В том числе добиться невключения в аукционный список моллюсков и ряда других объектов промысла.

Участвуем в работе органов, создаваемых при комитете Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию. Постоянно на связи с парламентариями. Абсолютно прозрачное результативное взаимодействие с нашими сенаторами, профильным комитетом Совета Федерации — за что им большое спасибо.

Огромная признательность члену Совета Федерации от Приморского края Людмиле Талабаевой. Людмила Заумовна стояла у истоков ассоциации (она тогда работала в рыбном порту, была членом совета нашего объединения) и всегда поддерживала и поддерживает наши рыбацкие начинания.

— То есть ассоциация с тех пор, как она была создана, сильно укрепилась? Как вы отметили, сегодня она встроена во многие структуры государственного уровня. Сейчас это кажется уже само собой разумеющимся, что представители отраслевого объединения участвуют практически во всех совещания.

— Изначально это было не так. Более того, менялась структура подчиненности государственного органа власти, отвечающего за вопросы рыбного хозяйства. Менялись руководители этого ведомства. В 90-х там было очень много случайных людей, которые не хотели вникать в функционирование рыбной отрасли. Работали какое-то время и уходили неизвестно куда. С этими людьми отношения не складывались.

В последние годы отношение власти к ассоциациям значительно изменилось. Мы очень плотно работаем с Росрыболовством, с руководителем федерального агентства Ильей Васильевичем Шестаковым, его заместителями, с Министерством сельского хозяйства, профильным департаментом Минсельхоза.

В 2018 году, когда готовилось перезаключение договоров на доли квот вылова на новый период, наша ассоциация предложила привлечь в качестве наблюдателей представителей отраслевого сообщества. Именно глава Росрыболовства нас тогда поддержал — хотелось бы поблагодарить его. Соответствующие рекомендации дал Всероссийский съезд рыбаков, и мы участвовали как наблюдатели — это была огромная работа. Кампания по перезаключению договоров определила перспективы промысла на 15-летний период.

— Поговорим о регионе. Как вы считаете, рыбная отрасль остается одной из важнейших для Приморского края?

— Конечно, остается. Наш край всегда будет для российского рыболовства определенным центром. Дальневосточный рыбохозяйственный бассейн обеспечивает примерно две трети всего российского вылова, а Приморье — логистический центр для рыбной промышленности, через него проходит основной объем рыбопродукции всего Дальнего Востока, направляемой в западные регионы страны. Можно вспомнить, что железнодорожная станция «Мыс Чуркин» строилась и развивалась как раз для перевозки такого груза.

Без слаженной работы транспортно-рефрижераторного флота, портовиков, железнодорожников, автомобильных перевозчиков невозможно было бы обеспечивать бесперебойную поставку рыбы и морепродуктов.

В состав АРПП как раз и входят компании, у которых есть транспортно-рефрижераторные суда; компании, которые занимаются торговлей, доставкой рыбопродукции автомобильным транспортом. Через приморские порты рыба идет и на экспорт.

Приморский край стал важным логистическим центром еще и для живых морепродуктов, которые поставляются в Китай. Такую возможность региону дают его географические особенности. Это близость приморских портов к промысловым районам, госгранице. Для рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока важна связка «Краскино — Хуньчунь». Вместе с Ассоциацией добытчиков краба удавалось снимать острые вопросы с очередями машин на пересечение границы. Сейчас ведется строительство нового пункта пропуска «Краскино»: предполагается увеличить возможности пропуска грузового транспорта.

— Прежде всего в ассоциацию входят предприятия, которые осуществляют промысел в исключительной экономзоне. Однако объединение занимается и вопросами берегового комплекса. Почему это направление в работе АРПП сохраняется?

— По инициативе нашей ассоциации в подзоне Приморье (является прибрежной для Приморского края. — Прим. ред.) очень много объектов исключено из списка видов водных биоресурсов, для которых устанавливается общий допустимый улов. Очень многие рыбные объекты неквотируемые — камбалы, бычки, терпуги и т.д. Они осваиваются в режиме возможного вылова. То есть каждый может подать заявку на их добычу и, соблюдя определенную процедуру, осуществлять промысел. Это касается и тихоокеанского кальмара, который сейчас очень востребован. В том, что эти ресурсы стали более доступны для освоения, есть и заслуга ассоциации.

Если говорить о береговом комплексе для работы рыбаков в широком смысле, то в состав АРПП входят и портовые организации. Это Владивостокский морской рыбный порт, «Далькомхолод», Диомидовский рыбный порт. Эти предприятия развиваются. Некоторое время назад «Далькомхолод» ввел в своем «сухом порту» склад на 7,5 тыс. тонн, приобрел мощности, которые позволяют еще 10 тыс. тонн продукции хранить. Диомидовский рыбный порт выстроил фактически новое предприятие. Владивостокский морской рыбный порт ввел в строй новый холодильник в позапрошлом году.

Осенью 2023 года прошел крабовый аукцион, по итогам которого компании приобрели квоты под обязательства строительства логистической инфраструктуры. Предполагается и создание холодильников — на 25 тыс. тонн для крупного логистического комплекса и на 5 тыс. тонн для малого. Надеемся, что эти объекты будут построены на территории Приморского края. Это будет очень хорошее подспорье для нашей логистической инфраструктуры.

Нужно развивать и перевозки рыбы автомобильным транспортом. Это пошло бы на пользу повышению доступности рыбных товаров на внутреннем рынке. Не секрет, что железная дорога сегодня перегружена. Мы видим, сколько внимания правительство уделяет развитию Восточного полигона. И для того чтобы разгрузить железнодорожный транспорт, нужно поддерживать доставку рыбы автомобилями. В составе нашего объединения есть компания «Нерей», которая занимается продажей и транспортировкой рыбной продукции — совместно с профессионалами в этой сфере мы в свое время и выработали предложения, как можно стимулировать автодоставку.

И конечно, береговая переработка также представлена в составе АРПП. В ассоциацию входит такой крупный производитель рыбных консервов, как группа компаний «Доброфлот».

Вообще береговая инфраструктура рыбной отрасли Приморского края работает, продолжает развиваться. И у нее очень хорошие перспективы.

— Широкий круг тем находится в разработке у ассоциации. Вы уже выделили ключевые результаты работы АРПП — это и формирование отраслевого законодательства с долгосрочным принципом закрепления прав на вылов, и совершенствование законодательства о госгранице, и перевод многих важных для Приморского края объектов промысла в «неодуемые», и многое другое.

— Вы перечислили то, что было сделано. Но жизнь не стоит на месте. И каждый день перед нами возникают новые вопросы. Это ежедневная кропотливая работа с проектами нормативных правовых актов. Взять хотя бы два свежих примера. Уже закреплена цифровая маркировка икры. Когда ее введение только планировалось, мы думали, что речь идет только о продукции в потребительской упаковке. Но оказалось, что у разработчиков этих изменений планы гораздо шире и надо маркировать и мороженую продукцию, которая в ящиках по 22 кг выпускается, куботейнеры с соленой икрой. И непонятно, как сохранить метку при выгрузках продукции, учитывая, что перемаркировка не допускается.

Уже запущен эксперимент по цифровой маркировке консервов. В этой связи возникает также масса вопросов. Вот такие важные для отрасли темы прорабатываем, высказываем свое мнение, советуемся с коллегами.

Регулярно мы работаем с предложениями об изменении правил рыболовства для Дальневосточного бассейна. Поправки обсуждаются на заседаниях биологической секции Тихоокеанского филиала ВНИРО (ТИНРО): ученые приглашают представителей ассоциации, стараемся не пропускать ни одного заседания.

— Как вы считаете, рыбохозяйственные объединения будут востребованы в будущем? И как будет трансформироваться их система?

— Думаю, у общественных организаций в области рыбохозяйственного комплекса очень хорошие перспективы. Я уже говорил об этом: укрупняется бизнес — сплачиваются отраслевые объединения. Особенно это видно на примере Дальневосточного бассейна. Правила рыболовства для него общие, вылов оценивается суммарно, типы судов примерно одни и те же используются, схожая практика работы с контрольно-надзорными органами, обеспечения работы флота и так далее. Ассоциации и их члены понимают это. Поэтому в 2020 году создан Координационный совет рыбохозяйственных ассоциаций Дальнего Востока.

В работе КС особую роль играет медиахолдинг «Фишньюс», и мы очень признательны за грамотную постановку вопросов на встречах координационного совета и за освещение нашей еженедельной деятельности.

Каждый вторник мы собираемся с руководством отраслевых ассоциаций Камчатки, Сахалинской области, Хабаровского края, Ассоциации добытчиков краба, Дальневосточного союза предприятий марикультуры. Обсуждаем насущные проблемы, важные темы.

Совет неоднократно обращался к руководству страны, в правительство, к главам федеральных ведомств. И федеральные органы власти на наши обращения всегда реагируют. Это кумулятивный эффект, и такая совместная работа — веяние времени.

Маргарита КРЮЧКОВА

Комментарии

Имя:
E-mail:
Комментарий: