e-mail пароль Напомните мне пароль  
Рыба, морепродуктыКета ПСГ 1/22 склад Урбанфиш, переработка. Документы!!! Цена 275 руб/кг. Обьем 10 тоннВладивосток. Штурман, ООО, Владивосток
 

Выступление президента ВАРПЭ в Совфеде о масштабном переустройстве мирового рыбного хозяйства и последствиях для России. Полный текст доклада



Выступление президента ВАРПЭ в Совфеде о масштабном переустройстве мирового рыбного хозяйства и последствиях для России. Полный текст доклада
22.03.2024 Источник: dalekayaokraina.ru

Президент ВАРПЭ Герман Зверев 20 марта в ходе «времени эксперта» выступил на пленарном заседании Совета Федерации с докладом «Россия в мировом рыбном хозяйстве: геополитические вызовы, производственные планы и экономические перспективы».

Уважаемая Валентина Ивановна!

Уважаемые сенаторы!

Уважаемые участники заседания!

 

 

Признателен за возможность высказать экспертное мнение о масштабном переустройстве мирового рыбного хозяйства и последствиях для России.

 

 

     Рыба – самый продаваемый товар мирового продовольственного рынка после зерна. Этот гигантский рынок живет по определенным правилам.

     Распад СССР на полтора десятилетия вытолкнул нашу страну из «высшей лиги», которая эти правила устанавливает. В наибольшей степени этим воспользовались США и Евросоюз.

 

 

     Они являются главными импортерами рыбопродукции. 60 миллиардов долларов. Треть мирового рынка. Но свою зависимость от импортных потоков они превратили в способ управления этими импортными потоками. Конечно, такое положение дел не могло оставаться незыблемым. Изменения в мировом рыбном хозяйстве назревали –антироссийские санкции стали триггером.

     В течение 2022 – 2023 годов США ввели запрет на прямые поставки рыбопродукции из России и поставки из третьих стран продукции, произведенной из российской рыбы. Евросоюз запретил импорт некоторых видов рыбопродукции, ввел пошлины на поставки минтая и трески, закрыл порты для российских судов.

 

     Россия – мировой лидер по вылову минтая. Мы не только добываем много минтая – мы все больше минтая перерабатываем.

     Россия лидирует на мировом рынке трески и сельди, дикого лосося и премиальных видов крабов. Это очень перспективные рынки.

     Лидеры на доходных и перспективных рынках всегда являются объектом атаки конкурентов – это аксиома. До недавнего времени такая конкуренция происходила в цивилизованной форме. Антироссийские санкции – это уже игра без правил. Пошлины, запреты, паралич платежей, закрытие портов – все это ломает весь мировой рыбный рынок.

     Впрочем чему удивляться? В 2008 году бездумная финансовая политика США стала причиной мирового экономического кризиса. В 2024 году бездумные антироссийские санкции США и Евросоюза разрушают мировой рыбный рынок.


 

     Какой должна быть стратегия России в складывающихся условиях? Эффективная стратегия заключается в формировании новой коалиции, управляющей мировым рыбным хозяйством.

     Одно из важных стратегических направлений – действующие двусторонние соглашения в сфере рыболовства. Уважаемая Валентина Ивановна, Вы поручили провести инвентаризацию двусторонних соглашений с учетом обеспечения национальных интересов. Рыбацкое сообщество готово принять участие в этой требующей ювелирной тонкости работе.

     Особое направление – сотрудничество  с нашими потенциальными союзниками на глобальном Юге. Запланированный  масштабный экспедиционный научный рейс в омывающие Африку моря – очень сильный ход. Запасы водных биологических ресурсов в этих районах могут быть очень и очень значительными, но они пока неизучены. Став достоянием рыбохозяйственной науки, эти запасы могут быть предоставлены в пользование российским рыбопромышленным предприятиям.


 

     Важнейшее стратегическое направление – участие в формировании экологической повестки (25% мирового вылова сейчас регулируется системами экологической сертификации). Очень важно ослабить роль WWF и Greenpeace. Они эксплуатируют экологическую повестку для достижения политических целей так же, как это было с выдавливанием советского рыбопромыслового флота из Мирового океана якобы в природоохранных целях.

     Выбор у нас такой – либо отдаем экологическую повестку в мировом рыболовстве на откуп нашим недоброжелателям, либо сами формируем международную экологическую коалицию.

     Уважаемая Валентина Ивановна, предлагаем конкретные предложения для включения их в повестку Невского международного экологического форума, соорганизатором которого является Совет Федерации.

     Многообразие и беспрецедентность вызовов, что стоят перед рыбной отраслью, создают особый спрос на качество документа стратегического планирования.

     В 2019 году была утверждена отраслевая стратегия. Документ утратил, свое значение, потому что в 2022 году утверждена единая и для АПК, и для рыбохозяйственного комплекса стратегия развития до 2030 года. Однако, не все из десяти ранее признаваемых стратегическими задач рыбной отрасли остались в единой стратегии.

      Ранее в отраслевой стратегии ставили задачу – достижение среднедушевого потребления рыбопродукции в объеме не менее 22 килограммов. В единой стратегии нет такого показателя.

     Хотел бы обратить ваше внимание на то, что все рыболовные державы  показатель среднедушевого потребления включили в свои отраслевые стратегии и реализуют комплекс мер государственной поддержки.

     Важно донастроить стратегию АПК и рыбохозяйственного комплекса с учётом масштабных изменений мирового рыбного хозяйства, с учётом обострения конкуренции за водные биоресурсы. Важно учесть «дорожную карту» продвижения рыбопродукции, которая сейчас разрабатывается в соответствии с поручением Президента от 16 августа 2023 года.

 

 

     Уважаемая Валентина Ивановна, Вы не раз обращали внимание на тему доступности рыбы, качества рыбы, поэтому подробнее остановлюсь на особенностях внутреннего рынка рыбопродукции, его «узких местах» и предложениях по его развитию.

     Одна из особенностей рыбного рынка – чрезмерная зацикленность игроков рынка исключительно на ценовом предложении.

     Конечно, цена важна, но не только цена управляет рынком. Рынком также управляют разнообразие ассортимента, качество упаковки и расфасовки, удобство приготовления, создаваемая бизнесом репутация самой рыбы. Сводить присутствие на рынке только к ценовой гонке на понижение – это экономический тупик.

     Вторая особенность внутреннего рынка – присутствие на рынке продукции с неясным происхождением и фальсифицируемым составом. Это общемировая проблема. По экспертным оценкам, такая продукция занимает не менее 15% российского рынка рыбопродукции.

     Приведу пример – красная икра. Здесь долго «правил бал» полукриминальный симбиоз: «фирмы-однодневки», уходящие от уплаты НДС, и авиатрафик икры в багаже пассажиров. Примерно 3 – 4 тысячи тонн красной икры (из общего объема в 18 тысяч тонн) имели «серое происхождение» и реализовывались по «серым каналам».

     Обращаю внимание на положительное влияние камчатского эксперимента по регламентированию объёма перевозимой в багаже пассажиров красной икры. Правильное решение, которое впервые было профессионально сформулировано в стенах Совета Федерации и заслуживает масштабирования в других регионах. 

     Третья особенность внутреннего рынка – архаичная инфраструктура. Это резко повышает «логистическое трение», а значит – и цену. В прошлом году стоимость доставки тихоокеанской сельди достигла 80 рублей на килограмм при её отпускной стоимости в 70 рублей.

 

     Расширение государственных и муниципальных закупок, субсидирование железнодорожных перевозок и создание современной логистической инфраструктуры – вот три кита развития внутреннего рынка рыбопродукции. 

     В 2021 – 2023 годах работали субсидии на перевозку продукции из минтая по железной дороге – результат заметный: рост потребления минтая на 15%. Нужно двигаться дальше. Нужно распространить субсидирование железнодорожных перевозок на сельдь, горбушу, иваси. Цена вопроса – чуть более миллиарда рублей в год.

     Посмотрите на наших соседей. За две пятилетки Китай построил портовые мощности и холодильные оптово-распределительные центры на 5 миллиардов долларов, Япония – на 5 миллиардов, Республика Корея – на 4 миллиарда. При том, что за предыдущие несколько десятилетий в инфраструктуру рыбного хозяйства они вкладывали немалые средства.

     Закрепление в документах стратегического планирования показателей среднедушевого потребления – основа для планирования и бюджетных, и частных инвестиций. Но важно не облегчать себе жизнь, не оставлять в качестве ориентира уже достигнутый показатель. Иначе мы так и будем управлять движением по зеркалу заднего вида.

     Нужен амбициозный показатель, например, среднедушевое потребление в 28 килограммов.

     В стратегии развития АПК и рыбной отрасли отсутствует и такой важный показатель, как валовая добавленная стоимость рыболовства и рыбопереработки. С такой сбитой оптикой мы не сможем наладить межотраслевую производственную кооперацию в целях решения такой сложной  задачи, как импортзамещение.

     Объем импорта производственных товаров в Россию до 2022 года составлял ежегодно 120 млрд долларов (6,5% ВВП). При этом отечественное производство оборудования для рыбной отрасли занимало самую незначительную долю в машиностроении для пищевой промышленности, основная часть оборудования и запчастей закупалась за рубежом. События последних лет создали основу для коренных изменений. 

      Уже есть успешные примеры импортзамещения. Основной объем минтая в России (70%) сейчас добывается российскими тралами типа «Атлантика». Они эффективнее иностранных аналогов за счет большего вертикального раскрытия, большей возможности вылова на одно промысловое усилие.

     Российские производители холодильного оборудования выпускают очень качественную технику. Инфраструктурные проекты в сфере рыбной логистики создадут взрывной спрос на их оборудование.

     Перспективным направлением импортзамещения может стать развитие отечественного судоремонта. Потенциал инвестиций в развитие судоремонтных мощностей России до 2030 года – не менее 100 млрд. рублей. Но необходимо совершенствовать законодательство, стимулирующее инвестиции в судоремонт. В 2023 году ввели нулевой НДС для судоремонтных предприятий, Минпромторг утвердил приказ о его применения, а регионы, где работают судоремонтные предприятия: Калининград, Архангельск, Приморье, – прямо говорят: приказ Минпромторга требует уточнения.

     Не стану подробно останавливаться на судостроении: благодаря активной позиции Совета Федерации правительством создан механизм межведомственного оперативного решения возникающих проблем.

     Хотел бы обратить ваше внимание на заглохшую программу возмещения части затрат на строительство краболовов на верфях Дальнего Востока. На 2023 – 2025 годы финансирование не предусмотрено, хотя краболовы сходят со стапелей. 

     В целом меры господдержки строительства рыбопромыслового флота ограничиваются, по сути, инвестиционными квотами. Однако для малых предприятий, для малотоннажного флота этот инструмент не годится. Не случайно в ходе состоявшейся 5 марта встречи Президента с работниками агропромышленного комплекса прозвучало предложение о специальных мерах господдержки строительства малого флота.

 

 

     Стратегия развития отрасли – это жизненный ориентир для десятков тысяч работающих в отрасли и десятков тысяч выбирающих профессиональный путь. В рыбной отрасли трудятся 107 тысяч человек. В сфере рыбодобычи – 64 тысячи. В сегменте рыбопереработки долгое время количество рабочих мест сокращалось.

     В 2021 – 2023 годы сокращение остановилось. Заработали 25 береговых перерабатывающих заводов, построенных в ходе первого этапа программы инвестиционных квот. Сейчас эти заводы обеспечивают 8% рабочих мест в российской рыбопереработке. В Заполярье и Карелии, на Камчатке и Курилах, в Приморье. Но мы видим реальные риски остановки заводов.

     Недостатки в нормативных правовых актах, на которые обращал внимание профильный Комитет Совета Федерации, стали основанием для судебных исков. Десять береговых заводов из двадцати пяти – под угрозой штрафов, сумма которых превышает ежегодную выручку заводов.

     Необходимо в ближайшее время внести изменения в постановления правительства, а до этого –  «подморозить» ведомственную судебную активность.

 

     Наши конкуренты и наши партнеры в сфере мирового рыбного хозяйства вооружены документами стратегического планирования высочайшего качества. Последовательно работают над достижением поставленных целей. Нам нужно работать так же. Учитывать экономические последствия принимаемых решений.

     Растет налоговая отдача рыбной отрасли, растет инвестиционный портфель. Однако собственной выручки не хватает – результаты достигаются за счет «кредитного топлива».

 

     Накануне первого этапа инвестиционных квот, в начале 2017 года совокупная задолженность рыбопромышленных компаний составляла 128 миллиардов рублей. Рыбаки исполнили свои финансовые обязательства перед верфями, поэтому к концу 2022 года кредиторская задолженность возросла до 476 млрд. рублей. В октябре 2023 года для участия в аукционах компании взяли в долг еще свыше 520 миллиардов рублей. За семь лет совокупная кредиторская задолженность рыбодобывающих предприятий увеличилась в семь раз и составляет без малого триллион рублей, почти сравнявшись с кредиторской задолженностью сельского хозяйства. Банковские кредиты рыбной отрасли почти в шесть раз превышают отраслевую прибыль.

     Поэтому предложения ведомств, которые ведут к резкому росту кредиторской задолженности, требуют переосмысления.  

     Хотел бы остановиться на этой теме подробнее. 14% общероссийского вылова (свыше 600 тысяч тонн) осуществляется на 8 тысячах рыболовных участках по всей стране. Законодательство о рыболовных участках не было таким детальным, как законодательство о квотах, пока этим не занялись сенаторы. После внесения сенаторами законопроекта и двухлетней дискуссии с ведомствами идея о долгосрочном закреплении рыболовных участков с исполнением социально-экономических обязательств в регионах обрела форму закона.

     В ходе подготовки подзаконных нормативных правовых актов дискуссия не прекращается. Предлагаемый ведомствами подход к установлению платы за рыболовные участки таков: в течение месяца после заключения договоров рыбопромышленники должны заплатить почти 100 млрд. рублей. Это означает: на ближайшие десять лет они  попадают в долговую кабалу. С учетом процентов долг составит под 300 миллиардов рублей. В дополнение к триллиону. 

     Сенаторы включились в обсуждение этих предложений, что называется, «аккуратно, но сильно», и предлагают другой подход: плата за рыболовный участок делится на две части. Четверть суммы уплачивается сразу и в федеральный бюджет, а три четверти – в течение нескольких лет и в региональный бюджет. Такой подход поддерживается и руководителями прибрежных регионов, и рыбацким сообществом.

     Особую роль в стратегии развития отрасли играет отечественная наука. Советская рыбохозяйственная наука совершила прорыв в исследовании обитателей морских глубин. В начале 60-х годов основателя рыбохозяйственной науки на Дальнем Востоке профессора Кагановского спросили: какая рыба станет главным промысловым объектом в Охотском и Беринговом морях через двадцать лет, он ответил – минтай. Научные светила расхохотались от такой, казавшейся им бредовой гипотезы. Сейчас треть общероссийского вылова составляет минтай!

     Меняются основные объекты промысла, меняются основные товары мирового рыбного рынка. В 1976 году главными товарами международной рыбной торговли были сельдь, треска и тунец. Лососи составляли менее 1%, минтай – доли процента, крабы – доли процента.

     Сейчас главные товары международной рыбной торговли – это лосось, креветки, кальмар, крабы и минтай. Лосось – 10% мирового рыбного рынка. Продажи крабов выросли в денежном выражении в 138 раз!

 

 

     Рынок лучше узнаёт ранее непривычные или недоступные виды водных биоресурсов, поэтому научные представления об органических и неорганических формах различных веществ в морских организмах тоже меняются. Наука идет вперед! Полвека назад ученые во всех странах мира не разграничивали, к примеру, органические и неорганические формы мышьяка, а это принципиально разные по своему токсикологическому воздействию формы.

       Япония и Республика Корея – яркий пример понимания такого различия и его использования в собственных интересах.

      Будущее мирового рыбного рынка – глубоководные виды водных биоресурсов. Кстати, Россия – здесь лидер (например, по глубоководным крабам). Мы уже на полшага впереди наших конкурентов!

     Мы однажды опоздали с минтаем, который в течение десятилетий считался пригодным только для производства рыбной муки для звероферм, а американцы в это время создали индустрию по производству филе и сурими.

     Понятно, что нормирование предельно-допустимых концентраций в рыбе – чрезвычайно деликатная и сложная тема. Поспешность здесь опасна. Но инерция прошловековых представлений, не всегда учитывающих научный прогресс, вряд ли полезна. Особенно, когда речь идет о 160 тысячах тонн рыбопродукции, которая из-за действующих нормативов недоступна для российского рынка, зато с охотой закупается за рубежом. Рыбацкое сообщество полностью поддерживает работу, которую ведет в этом направлении Совет Федерации.

 

     За минувшие двадцать лет в России произошло «пересоздание» рыбной отрасли, разрушенной в 90-е годы. В результате последовательной и поэтапной работы всех ветвей власти под руководством Президента Российской Федерации В.В.Путина создана эффективная система управления рыбным хозяйством, которая учитывает многоукладность отрасли.

     В отрасли работают самые разные предприятия. Гиганты с громадными рыбопромысловыми судами. Небольшие колхозы и артели, которые добывают в тысячу раз меньше рыбы, но в своем конкретном районе – они все.

     Благодаря Совету Федерации в регулировании рыбной отрасли проблемам каждого рыбацкого региона уделяется пристальное внимание!

     Именно это залог успеха!

     Спасибо за внимание и возможность выступить в палате регионов!

     Для меня это большая честь!  

Комментарии 1

ВАЛЕНТИН БАЛАШОВ    22.03.2024 19:15

ВАЛЕНТИН БАЛАШОВ

На самом деле создана система государственного администрирования и контроля рыболовства, в соответствии с решениями Президиума Госсовета в 2007 г. в Астрахани. Это да. Машина работает.

Однако, утверждение, что создана "эффективная система УПРАВЛЕНИЯ рыбным хозяйством" - непрофессионально.

Собственно говоря, в самом докладе показан пример отсутствия цели УПРАВЛЕНИЯ - исчезновение из отраслевых стратегических документов главного оценочного параметра в пищевой подотрасли социально-ориентированного государства - "среднедушевое потребление населением производимой национальным рыбным хозяйством пищевой продукции". А нет цели - нет и управления. Куда плыть? Какой курс (в численном изложении)? В бюджетную кассу? На судоверфи? Что есть отраслевпя цель с точки зрения государства?

Говорить об эффективности управления при триллионной отраслевой задолженности предприятий, сформированой этим самым "эффективным управлением" (с 2014 года) - это звучит СТРАННО для любого специалиста и управленца рыбного хозяйства. Этот вывод о созданной системе ЭФФЕКТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ совершенно оторван от реальной хозяйственной жизни предприятий рыбного хозяйства (морское рыболовство).

Имя:
E-mail:
Комментарий: