e-mail пароль Напомните мне пароль  
Рыба, морепродуктыпродам горбушу ПБГ 1 сорт объемВладивосток. Рыба-ДВ, OOO
 

Надеемся, что позитивные прогнозы на путину оправдаются



04.03.2023 Источник: fishnews.ru

На Камчатке рады хорошему предварительному прогнозу науки по горбуше для региона, но определенная настороженность сохраняется, отмечает министр рыбного хозяйства края Андрей Здетоветский. «Для «нерыбного» на западном побережье года в этих районах дается очень хороший прогноз по горбуше. Он даже больше объема, предлагаемого для Восточной Камчатки. Все это странным образом происходит после года, когда по отдельным районам на западе произошел провал по подходам (хотя прошлый год для западного побережья должен был стать урожайным)».

— Андрей Георгиевич, наука дала предварительные прогнозы вылова тихоокеанских лососей на 2023 год. Общий объем по Дальнему Востоку — более 500 тыс. тонн. Цифра, конечно, немалая. Надеемся, что рыба придет в ожидаемом количестве. Какие прогнозы по Камчатскому краю? Где какие ожидаются меры регулирования?

— Для «нерыбного» на западном побережье года в этих районах дается очень хороший прогноз по горбуше. Он даже больше объема, предлагаемого для Восточной Камчатки. Все это странным образом происходит после года, когда по отдельным районам на западе произошел провал по подходам (хотя прошлый год для западного побережья должен был стать урожайным). Поэтому, конечно, очень рады высоким предварительным цифрам, но определенная настороженность сохраняется. Надеюсь, позитивные ожидания оправдаются. Подходы рыбы — это, конечно, главная интрига сегодняшнего дня.

Если говорить о проблемных вопросах в организации путины, то, на мой взгляд, непонятны причины снижения подходов нерки реки Озерная (западная), то есть курильской нерки. Притом что мы выполняем, в общем-то, все условия для восполнения этого ресурса практически по верхней планке оптимума. Объект ценный и важный, и хотелось бы разобраться, какие у него перспективы, какие еще меры можно принять для его сохранения.

По западному побережью проблемный район — река Опала. За последние несколько лет подходы рыбы снизились — возможно, это связано с переэксплуатацией объекта. В прошлом году в бассейне реки принимались дополнительные меры регулирования: вводился запрет промысла в реке. Предусматривались ограничения по длине неводов и количеству ловушек в прилежащей зоне на морских участках. В предстоящую путину рассчитываем на повторение практики прошлого года. Также для максимального пропуска производителей на нерестилища будут устанавливаться дополнительные проходные дни по морским неводам в этом районе. В целом на западном побережье Камчатского края рассчитываем на хорошую путину.

По восточному побережью вызывает обеспокоенность нерка бассейна реки Камчатка. В прошлом году мы увидели очень хорошие подходы этой рыбы. На предстоящую путину прогноз тоже дается на достаточно высоком уровне. Надеемся, он оправдается. Вместе с тем наука нас все время предупреждает, что ожидаются последствия низких пропусков. Сейчас должна вернуться популяция, которая была недопропущена пять-семь лет назад. Переживаем за это. Второй проблемный момент для этого участка — организация научного мониторинга. Раньше для этих целей использовался промышленный лов на речных участках. Но возник вопрос, насколько можно таким образом предоставлять кому-то преференциальное право добычи. И сейчас у нас есть пробелы с точки зрения получения необходимой для регулирования информации. Раньше мы обычно видели картину до старта промысла, с начала нерестовой миграции, а сейчас понимание появится, только когда будут поступать статистические данные по рыбалке. По крайней мере, количественно сопоставимые оценки можно будет делать только тогда. Качественную оценку проводит КамчатНИРО с помощью своих небольших неводов. Но информации для полноценного анализа не хватает.

Есть вопрос по заливу Корфа. Там необходимо несколько снизить длину неводов. Это в планах, думаю, необходимые решения будут приняты.

Из давних проблем — состояние запасов лососей рек Авача и Паратунка. Эти ресурсы востребованы жителями Петропавловска-Камчатского, которые относятся к коренным малочисленным народам Севера и в целях любительской рыбалки. С нашей точки зрения, необходим длительный запрет для восстановления запасов, чтобы они снова были достаточными по крайней мере для социального рыболовства. Сейчас на речных участках устанавливаются два коротких периода для освоения в режиме традиционного лова — по неделе во второй половине июля и второй половине августа. Рыбаки-любители могут осуществлять рыболовство лишь с использованием удебных снастей. Любительская рыбалка с применением сетных орудий лова полностью под запретом. Решения уже заложены в проекте стратегии на предстоящую путину. Данные меры регулирования необходимо сочетать с усилением охраны этих рек, что проблематично, ввиду низкой численности инспекторского состава Росрыболовства.

— Очень важная для края тема — принципы распределения рыболовных участков (РЛУ) для добычи лососевых. На заседании регионального рыбохозяйственного совета в феврале отмечено, что субъекты Федерации предлагают среди «критериев добросовестности» пользователей РЛУ участие в рыбоохранных мероприятиях и научном обеспечении, но эти характеристики сложно измеримы. Что вы думаете по этому поводу?

— Резонансный вопрос. Достаточно много наши коллеги-общественники потратили сил на его решение, когда возникла идея все участки передать на аукционы.

Что касается критериев, то основной критерий понятен и измерим — его можно легко проверить. Это наличие береговой переработки. Такой показатель укладывается в логику развития лососевого промысла, как традиционно берегового промысла.

Однако мы посчитали, что только на переработке останавливаться не совсем правильно — сегодня все более и более востребована функция социальной ответственности бизнеса. Помимо участия рыбаков в социальных проектах, это еще две, на мой взгляд, очень важные характеристики — участие в рыбоохране и научном сопровождении. По сути это тоже социальная ответственность — не просто берешь от природы что-то, а так, чтобы соблюдались принципы восстановления ресурса, являющегося основой экономики нашего региона. У нас в этом смысле достаточно ответственные рыбаки. После того как участки были закреплены на длительный период, все стали понимать, что это перспектива работы предприятий, и начали активно заниматься вопросами рыбоохраны и научного сопровождения рыболовства.

По поводу того, как измерять выполнение критериев, — вопрос дискуссионный. Но по всем предложенным нами показателям можно отследить движения финансовых средств. Есть договоры, отчетность — налоговая, финансовая и прочее.

Обсудили тему участков на заседании краевого рыбохозяйственного совета. Будем еще собираться, обсуждать с коллегами, как дорабатывать наши предложения. Но концептуально с нашим видением мы определились и считаем целесообразным придерживаться канвы предложенных нами критериев.

— Все-таки подход в том, чтобы добросовестные пользователи могли продлить, переоформить договор пользования участком без торгов — то есть и без конкурсов, и без аукционов?

— Да.

— Но есть еще ключевой момент, на который обращают внимание и в Ассоциации добытчиков лососей Камчатки: пользователи должны доработать до конца срока действия уже заключенных договоров и только потом возможны какие-то процедуры перезакрепления и т.д.

— Да, по умолчанию мы предлагаем распространять эти условия на договоры, срок действия которых завершится. К моменту окончания срока действия можно собрать определенную информацию по пользователям и принимать решение по перезакреплению на основании соответствия сформированным критериям либо принимать решение о проведении конкурсной процедуры.

— Средний срок завершения договоров — 2028 год?

— Большинство договоров были заключены на 20 лет в 2008 году. Соответственно, окончание срока их действия — 2008 год.

— Вопрос с рыболовными участками сложно решать в том числе и с учетом того, что специфика в регионах разная.

— Мы тоже, когда эту тему обсуждали, понимали, что очень сложно сравнивать параметры промысла на Камчатке и, например, где-нибудь на Чукотке, поэтому мы предлагаем установить планку береговой переработке на уровне 50%, а не 70%, так как понимаем, что у других регионов могут возникнуть сложности с достижением такого показателя.

— Актуален ли для вас вопрос изменения границ участков под влиянием природных факторов? В Хабаровском крае предприятия поднимали эту проблему. Они переживают, что будет с правом пользования РЛУ в связи изменением границ в силу объективных причин.

— В большинстве случаев у нас таких проблем нет. Есть отдельные вопросы, в первую очередь по речным участкам. Русло меняется. Мы сейчас готовим перечень и столкнулись с ситуацией, когда участки при имеющемся описании могут оказаться на суше. Но, повторюсь, у нас проблема не носит массового характера. Тем не менее, мне кажется, нужно продумать решение для таких случаев. Потому что пользователи, безусловно, ни в чем не виноваты и лишение их права добычи в такой ситуации несправедливо.

— Еще одна тема, которая на слуху, — это вычет по сбору за пользование водными биоресурсами в связи с переработкой. По итогам совещания у вице-премьера Виктории Абрамченко проект перечня продукции, на которую будет распространяться послабление, решили доработать. Знаем, что губернатор Владимир Солодов также высказывал свою позицию по списку. Каково ваше видение этого вопроса?

— В чем сложность для нас с этим перечнем? Его принятие в предложенном виде — для филе, фарша и муки из минтая, сельди и филе трески — означало бы ежегодное выпадание из бюджета Камчатского края миллиарда рублей на льготирование производства такой продукции. Это очень приблизительная оценка, но она, кстати, сопоставима с цифрами, о которых говорило само Росрыболовство: ведомство озвучивало оценку выпадающих доходов порядка 25%.

Мы долго шли к принятию закона о повышении ставок сбора за пользование водными биоресурсами. Решение было сложное, но оно было принято. Направлены изменения на то, чтобы увеличить налоговую отдачу от рыбной отрасли. С учетом того, что сейчас, наверное, все бюджеты имеют социальную ориентацию, это означало, что от рыбохозяйственного комплекса средства пойдут на социальную сферу. И теперь было предложено на 20-25% зачеркнуть этот эффект.

При этом в проект перечня включили филе (минтая). Но выпуск этой продукции фактически является условием входа на определенные рынки, что само по себе стимулирующий фактор выработки такой продукции, и как мы видим, судя по росту ее производства, фактор действенный. Создавать дополнительные механизмы стимулирования в такой ситуации, вероятно, избыточно.

Еще один момент — сегодня на поддержку выпуска филе, фарша уже направлена программа инвестиционных квот вылова. Появились инвестиционные объекты, для которых производство этого продукта уже предусмотрено соглашениями с государством. Причем эти инструменты еще в полную силу не заработали. Первый этап инвестиционных квот реализован частично, второй этап не запущен.

Но есть и другая сторона. Существуют виды продукции, которые дорого, не маржинально производить. Однако они востребованы. Мы говорим о продукции для конечного потребителя. По нашим экспресс-оценкам, только от 10 до 15% филе пакуется для такой продажи. Продукция ориентирована в первую очередь на экспорт. А что если сдвинуть фокус, и простимулировать предприятия выпускать продукцию сегмента b2c, причем на внутренний рынок? Есть же сегодня у нас задача по его насыщению.

На совещании у Виктории Валериевны (Абрамченко — прим. ред.) мы были услышаны. Надеюсь, коллеги учтут наши предложения.

— То есть надо два аспекта учитывать: это выпадающие доходы бюджета при предоставлении льготы и все-таки поддержка выпуска продукции для внутреннего рынка?

— Совершенно верно. Здесь я хотел бы отметить еще один момент. Все-таки развитие сектора потребления конечной продукции дает дополнительную маржинальность цепочке производства. Если мы простимулируем эти изменения, то сможем увеличить экономическую базу рыбохозяйственного комплекса, что для Камчатки тоже очень важно.

— А если говорить об объектах промысла — какие виды водных биоресурсов вы бы предложили включить в перечень для применения вычета?

— С моей точки зрения, не нужно сосредотачиваться на видах. Это могут быть самые разные промысловые объекты. Если продукция соответствует критерию производства для конечного потребителя. Хотя, конечно, мы не заинтересованы в том, чтобы список резко разрастался.

— Потому что это выпадающие доходы.

— Тут какой-то разумный баланс нужен. Но я для себя вижу, что если сегмент продукции для конечного потребителя будет развиваться, то появятся производства, которые компенсируют выпадающие доходы, — появятся дополнительные рабочие места, инвестиции, налоговые поступления. Наверное, экономический анализ сейчас затруднительно выполнить, насколько будут компенсироваться выпадающие доходы. Но в результате будет обеспечиваться комплексный эффект. Мы получаем дополнительную экономическую отдачу от использования ресурсов. Ведь именно на это должна быть направлена вся наша работа по модернизации рыбохозяйственного комплекса. И также увеличится предложение для наших потребителей. Это поддержка нашего внутреннего рынка. И на него давно уже пора обратить внимание.

— Определенный резонанс вызвали претензии, которые федеральный регулятор предъявил участникам берегового направления программы инвестиционных квот. Будет ли краевое правительство участвовать в решении этой проблемы, учитывая, что именно компании Камчатки активно включились в первый этап инвестквот?

— Безусловно, для нас это важно. И мы не то что будем участвовать в решении этих проблем — уже участвуем. В феврале состоялось совещание у вице-премьера — полпреда президента на Дальнем Востоке Юрия Петровича Трутнева, где обсуждался вопрос береговых заводов. Губернатор там нашу позицию озвучил.

На наш взгляд, недопустимо, когда государство, вовлекая предприятия в столь значительные инвестиционные процессы, прописывает условия, которые невозможно выполнить. Обязательства по заводам были предусмотрены в договорах. Понятно, что их подписывали все стороны, надо было, наверное, на этом этапе внимательней посмотреть формулировки. Но в итоге получилось, что пользователь обязан получать продукцию в размере не менее 70% от объема инвестиционной квоты. Тогда как даже при производстве минтая б/г выход продукции менее 60%. То есть получается, что инвесторы должны морозить «кругляк»? Странная логика, учитывая, что программа инвестквот была ориентирована на развитие глубокой переработки.

Здесь явная логическая ошибка. Речь, наверняка, шла об уловах. Полностью согласны с Юрием Петровичем: инвесторы выполнили основное условие — построили и ввели в эксплуатацию объект инвестиций. Это дорогостоящие предприятия, которые были желанным средством достижения целей модернизации рыбохозяйственного комплекса. Если что-то было ошибочно зарегулировано, надо вернуться к этому вопросу, убрать избыточные требования. Никто из инвесторов не заинтересован в том, чтобы недоосваивать ресурсы.

Маргарита КРЮЧКОВА

Комментарии

Имя:
E-mail:
Комментарий: