e-mail пароль Напомните мне пароль  
Рыба, морепродуктыКета ПСГ 1/22 склад Урбанфиш, переработка. Документы!!! Цена 275 руб/кг. Обьем 10 тоннВладивосток. Штурман, ООО, Владивосток
 

Настораживают инициативы по рыбной отрасли от структур, не имеющих к ней отношения



06.12.2022 Источник: fishnews.ru

20 сентября в Камчатском крае официально завершился лососевый промысел. О том, как оценивают его итоги рыбаки, рассказал председатель Ассоциации добытчиков лососей Камчатки Владимир Галицын.

— Владимир Михайлович, вылов лососей на Камчатке в этом году составил порядка 134 тыс. тонн. Это 67% от вылова, обещанного наукой. Насколько ощутимо для отрасли такое несоответствие прогноза ожиданиям?

— Реальному вылову не хватило порядка 20 тыс. тонн, чтобы достичь прогнозной цифры. На первый взгляд, разница некритичная. Но это усредненная цифра по всему краю. Если говорить отдельно о востоке и западе полуострова, картина будет иной. Так, на восточном побережье обстановка в ряде районов оказалась лучше, чем ожидалось. Например, в бассейне реки Камчатки прогноз вылова нерки составлял порядка 6 тыс. тонн, а рыбаки добыли 13 053 тонны. Это третий результат в истории вылова этого вида в районе. В Карагинской подзоне рыбаки выловили почти 35 тыс. тонн горбуши, а прогноз был на 24 996 тонн.

На западном побережье обратная ситуация. Там рыбацкие предприятия планировали добыть более 57 тыс. тонн горбуши, исходя из прогнозов. Ориентируясь на эту цифру, они завозили рабочую силу, готовили производство. Увы, реальный вылов составил всего 26 тыс. тонн, практически не окупив расходы на подготовку к промыслу. Это при том, что четные годы для запада Камчатки считаются урожайными по подходам горбуши.

Если следующий, нечетный, год станет нерыбным для западного побережья, местным предприятиям будет трудно пережить это время.

Сложно винить науку за прогнозы, которые не оправдались. Сказываются сокращение финансирования научных работ, нехватка исследовательских судов.

— Но ведь в 2020-м, когда прогноз тоже не сбылся, Федеральное агентство по рыболовству обещало это исправить. Тот год был объявлен Годом лосося, выделялись дополнительные средства на исследования.

— Действительно, в 2021 году в Карагинской подзоне на путях миграции лососей восстановили учетные работы, которые были прекращены в 2015-м. Однако в 2022 году они опять не велись. Как нам объяснили, средства, предусмотренные для них, были направлены на другие, более важные задачи. Получается, что экономим на копейки, теряя более серьезные суммы. Ведь если бы рыбаки получали более точные прогнозные данные, то добывали бы больше рыбы и производили бы больше продукции. Значит, и отдача в казну была бы выше.

Удивляет ситуация в Курильских проливах. Там учет транзитных лососей ведется каждый год. На его основе рыбакам Западной Камчатки подтвердили стартовый прогноз вылова горбуши. Даже высказывалось мнение, что, возможно, будет увеличение прогноза до 70-80 тыс. тонн. Но рыба в обещанных объемах не пришла. Пока мы не получили и, думаю, так и не получим убедительных ответов на вопрос, куда делись эти десятки тысяч тонн учтенной горбуши.

При этом отмечу, что бизнес в силу своих возможностей помогает рыбохозяйственной науке. В этом году рыболовецкие компании нашего края полностью профинансировали авиаучетные работы КамчатНИРО на нерестовых реках полуострова.

— Накануне этой путины рыбаков беспокоили две проблемы, которые могли затруднить их работу. Во-первых, экологическая экспертиза, которую пытались распространить на добычу лососей. Во-вторых, новые ветеринарные правила, по которым на ветэкспертизу должна поступать не готовая продукция, как раньше, а сырец. Оправдались ли опасения?

— В этом году никаких исков и претензий, связанных с отсутствием экологической экспертизы, в отношении рыболовецких предприятий Камчатки в суды не поступало. Надеюсь, что этот вопрос больше не возникнет.

Что касается изменения ветеринарных правил, то были предприняты титанические усилия для того, чтобы эта «новация» не получила развития. К решению проблемы подключились вице-премьер Юрий Трутнев, губернатор Камчатского края Владимир Солодов. В итоге после многочисленных совещаний Минсельхоз дал разъяснения, согласно которым ветэкспертизу должна проходить продукция, а не сырец. В противном случае промысел действительно мог оказаться под угрозой.

— Многие ждали дефицита рефоконтейнеров и других проблем, связанных с транспортировкой рыбы. В том числе по этой причине государство организовало два рейса лихтеровоза «Севморпуть» на Дальний Восток. Помог ли «Севморпуть» добытчикам лососей?

— В 2021-м, когда на Камчатке добыли 440 тыс. тонн лососей (это второй показатель за историю промысла на полуострове), «Севморпуть» мог бы стать хорошим подспорьем для вывоза рыбы с полуострова. Но тогда он не пришел. В этом году улов был не настолько высоким, чтобы создать проблемы с его транспортировкой. Поэтому приход «Севморпути» не сыграл для добытчиков лососей особой роли. К тому же «Атомфлот» не предупредил о сроках работы и не согласовал с бизнесом график рейсов. «Севморпуть» прибыл в Петропавловск 21 июля, когда рыбных грузов для него еще не было: весенний промысел белорыбицы уже закончился, а пик «красной» путины не наступил.

Более того, несмотря на государственное субсидирование этого рейса, первоначально предложенная стоимость перевозки на «Севморпути» оказалась выше, чем по железной дороге из Владивостока в Москву (700-800 тыс. рублей против 500-550 тысяч за контейнер). И это не считая проблем, возникающих при доставке рыбы по Северному морскому пути в порты Мурманска и Архангельска, которые не рассчитаны на перевалку такого количества рефконтейнеров. А перевозка груза из этих портов в центральные районы страны (в места переработки и сбыта сырца) всегда связана с дополнительной финансовой нагрузкой.

— Что вы думаете об инициативе Росатома установить определенный процент от вылова к перевозке по Севморпути?

— Настораживают инициативы, которые касаются рыбной отрасли, от структур, не имеющих к ней отношения. Становится популярной идея о том, что за счет рыбаков можно решать проблемы в портовом хозяйстве, в судостроении и транспортной сфере.

Судоходная компания должна просчитывать доходность своих рейсов, чтобы не допускать убытков. Когда она планирует заведомо убыточный рейс, рассчитывая переложить убытки на владельцев груза, это неправильно.

А мысль о том, что рыбная продукция может стать залогом развития Северного морского пути, не имеет экономического обоснования. Объемы рыбы, добытые на Дальнем Востоке, не сопоставимы с количеством иных грузов, которые перевозятся по Севморпути. Рыба может быть только сопутствующим грузом на этом маршруте, но не главным.

— Звучат и другие инициативы того же рода. Например, Федеральное агентство по рыболовству предложило закрыть экспорт икры, чтобы насытить лососевой продукцией внутренний рынок. Как к этому отнеслась ваша ассоциация?

— До начала лососевой путины регионы Дальнего Востока предлагали отраслевому регулятору продумать, какую часть улова лососей необходимо направить на внутренний рынок. Уверен, что, если бы государство поставило такую задачу, рыбаки бы ее выполнили. Но ответа не последовало. Зато после путины прозвучала инициатива, о которой вы сказали. Сначала речь шла об икре, потом о лососях вообще. При этом нам не объясняют, какие виды лососей и продукции из них, какие сроки и какие страны имеются в виду.

Когда предприятия уже заключили контракты на поставку рыбной продукции, такие инициативы ставят в тупик и продавцов, и покупателей. Мне известны случаи, когда контрагенты из Азиатско-Тихоокеанского региона, заплатившие нашим добытчикам лососей авансом, требовали деньги назад. Они объясняли свое требование так: поскольку ваши государственные органы предлагают закрыть экспорт, вы не можете гарантировать поставки, поэтому мы лучше заплатим поставщикам из других стран.

С партнерами из стран АТР у нас и без того сложные отношения. Но они сегодня единственные, кто покупает у нас лососей на международном рынке. Такие инициативы, которые прозвучали от Росрыболовства, подрывают репутацию наших компаний в их глазах.

При этом никто не отменял задач, которые поставил нацпроект «Международная кооперация и экспорт». Согласно ему, к 2024 году рыбная отрасль Камчатки должна вдвое повысить объем своей валютной выручки от экспорта.

— Этим летом в прессе выступил ряд представителей российского ритейла и ресторанного бизнеса, которые жаловались, что дальневосточный лосось доходит до них в недостаточном объеме и несоответствующем качестве. Как вы ответите на этот упрек?

— Если добросовестный оптовый покупатель хочет приобрести рыбу, он заранее находит продавца и договаривается с ним о количестве товара и его качестве.

Например, японские компании, которые покупают лососей у камчатских рыбаков, направляют сюда своих технологов, чтобы следить за процессом производства. И наши компании выполняют их требования в рамках заключенных контрактов.

А если кто-то просто хочет подешевле купить и, возможно, подороже продать, то это уже другой вопрос.

— 19 октября в Госдуме состоялись парламентские слушания, на которых обсудили продолжение программы инвестквот. Зашел разговор и о лососе. Как сказал президент ВАРПЭ Герман Зверев, корпорации, которые лоббируют перетасовку квот на минтай, краб и треску, скоро придут и за красной рыбой. Там же глава Росрыболовства Илья Шестаков представил новые идеи по распределению участков на лов лососей. На ваш взгляд, что ждет лососевый бизнес в ближайшем будущем?

— Я надеюсь, что резкая смена правил в этом бизнесе не произойдет до 2028 года, когда закончится срок договоров на пользование рыболовными участками. К сожалению, в свое время не прошел согласования разработанный группой сенаторов проект федерального закона о бесконкурсном продлении этих договоров с предприятиями, которые добросовестно выполнили свои обязательства. Хотя такая возможность предусмотрена и в Лесном кодексе, и в Земельном, и в Водном, и в законе об аквакультуре.

Однако Илья Шестаков допустил, что предприятия, которые вкладывали средства в развитие береговой переработки, получат преимущество при следующем конкурсе на рыболовные участки. А на Камчатке это более 90% компаний, получивших участки в 2008 году на 20 лет.

— Кто-то считает, что в 2008 году с лососем произошло то же, что происходит сейчас с минтаем и крабом: узкая группа крупных компаний теснит из бизнеса всех остальных.

— Не соглашусь. Это действительно был конкурс, в котором участвовали все желающие. И на Камчатке в лососевом бизнесе осталась не «узкая группа», а почти девять десятков компаний: не только крупные, но также средние и малые. Эти компании были готовы вкладывать значительные средства в территорию, на которой работали.

Их усилиями на полуострове с 2008 года построены десятки новых заводов и десятки модернизированы. Если раньше в нашем регионе на берегу перерабатывали максимально до 5 тыс. тонн лососей за сутки, сейчас этот показатель в два-три раза выше. Как показала практика, даже при смене собственников предприятия остаются в регионе и продолжают работать в интересах края, обеспечивая здесь рабочие места, налоги, развивая берег и территорию. Это именно та цель, которую ставило государство, когда предоставляло участки на долгосрочный период. И эта цель должна быть сохранена.

Кирилл МАРЕНИН

Комментарии 2

тральный    08.12.2022 01:35

...титанические усилия,чтобы инициатива (вет.экспертиза сырца) не была принята.....Это не кунаки ли из руководства РСХН порезвились...Так и норовят страдальцы за вет.безопасность РФ ,подгадить рыбацкой экономике...Не корысти,конечно ,ради, а токмо......

Тот    11.01.2023 17:14

Идея накрыть всё и вся ГЭЭ, в том числе и рыбачков принадлежит славному ведомству Росприроднадзор,возбужденному объемом неохваченных далей и долей .

Имя:
E-mail:
Комментарий: