e-mail пароль Напомните мне пароль  
Рыбные объявленияНавага н/р 15+ - 54,2 Терпуг 18-22 - 40,2 Кукумария н/р - 190,2Находка. Рыбацкий путь, РПК, ООО
 
Добавить объявление: Рыба, Транспорт, Разное

Почему глубоководный крабовый бизнес опустился на самое «дно»



Почему глубоководный крабовый бизнес опустился на самое «дно»
20.09.2022 Источник: konkurent.ru

Генеральный директор компании «Восток -1» Александр Сайфулин в интервью KONKURENT.RU рассказал, что происходит на самом деле в глубоководном крабовом бизнесе сегодня.

– Александр Николаевич, РК «Восток-1» – лидер глубоководного промысла России. Сколько ваша компания добывала краба до начала крабовых аукционов?

– Более 20 лет АО «Рыболовецкий колхоз «Восток-1» целенаправленно занимается развитием глубоководного промысла водных биоресурсов. В течение этого времени «Восток-1» постепенно спускался с 600 м до 1000 м и затем до 1500-1800 м.

Освоение этих глубин на каждом отрезке требовало внедрения новых мировых технологий, модернизации флота с учетом особенностей, возникающих с увеличением глубины, и занимало по времени два-три года на каждую глубину, и только в 2018 г. мы добились полной, как мы считаем, эффективности и получили от краболовного флота, насчитывающего семь единиц, полной отдачи.

Пример тому выбор квоты в 7,2 тыс. тонн глубоководного краба при общем вылове 13,5 тыс. тонны, т. е. остальные 15 компаний, имеющих квоты этого краба, выбрали всего 5,3 тыс. тонн. Практические собственные наработки компании и результаты научных исследований, проведенные совместно с Дальневосточным филиалом Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии ТИНРО-Центром, позволили за 20 лет сформировать коллектив старожилов, знающих все тонкости глубоководного промысла. И этот костяк совместно с семью судами, выполненными по самым современным мировым технологиям, предопределил успех предприятия. И эти суда отработали бы еще минимум 20 лет и подтвердили бы прогнозы о высоком потенциале глубоководного промысла.

    Еще одна модернизация позволила бы спуститься до глубин 3000 м, где фундаментальная наука исчисляет огромное количество гидробионтов, значительно превышающее их количество на континентальном шельфе. Во многом благодаря РК «Восток-1» глубоководный промысел утвердился как самостоятельное и весьма перспективное направление в рыбной отрасли, дающее огромную пользу и открывающее большие перспективы по освоению ресурсов Мирового океана. Россия точно бы стала первой страной, вышедшей на означенные рубежи.

– После того как Минсельхоз внес в Государственную думу законопроект о втором этапе инвестквот, ваши коллеги по цеху заявили о том, что часть малых и средних предприятий будет обанкрочена. При этом эксперты утверждают, что глубоководный промысел краба станет убыточным.

– Успех не только нашей компании, а всего российского глубоководного промысла «исчез» после того, когда, несмотря на представленную нами аргументацию, Федеральное агентство по рыболовству в 2019 г. выставило низкорентабельные глубоководные виды крабов-стригунов – красный и ангулятус – на инвестиционные аукционы в качестве инвестиционных объектов.

До проведения инвестиционных аукционов на Дальневосточном бассейне ежегодно в среднем добывалось порядка 13,5 тыс. тонн глубоководных крабов. После проведения инвестиционных аукционов в 2019 г. вылов глубоководных крабов сразу упал почти в два раза. Вызвано это тем, что прежние обладатели квот были лишены 50% этой квоты, а новые владельцы инвестквот на глубоководного краба не могут наладить успешную работу на этом сложном и дорогом виде промысла в связи с незнанием особенностей работы на больших глубинах. Нам для изучения специфики понадобилось почти два десятилетия.

Показателен пример компании «Тефида», выигравшей аукцион после трехкратного снижения цены лота. В 2021 г. за предприятием закрепили 4 790 тонн аукционных квот краба, в 2022 г. – 4 345 тонн краба, а фактический вылов соответственно 919 тонн и 737 тонн. Общее неосвоение государственного ресурса за два года составило 7 479 тонн!!! Аналогичная ситуация по остальным компаниям, получившим аукционные квоты, – они не осваивают квоты.

Конечно, компании, купившие инвестиционные квоты глубоководного краба на аукционах, рассчитывали, что смогут освоить закрепленные за ними доли квот, и это даст им денежные средства для постройки краболовов в рамках своих инвестиционных обязательств. Строить флот без доходов от промысла практически невозможно, да и рассчитывать на банковские кредиты предприятиям очень сложно.

Приведу конкретные финансовые показатели по нашей компании. Возьмем базовый, перед аукционами, 2018 г. Мы имели следующие показатели: выловили всего 7,2 тыс. тонны глубоководных крабов, в том числе краб ангулятус 2,1 тыс. тонн (освоение 70%), краб красный 5,1 тыс. тонны (93% освоения). Отличная работа, основанная на пополнении флота для выбора всего выделенного лимита. Реализации всей продукции – 3,8 млрд руб., в том числе реализации крабовой продукции – 2 млрд руб., что больше половины от всей выручки компании. Прибыль компании в 2018 г. составила 261 млн руб.

После введения инвестиционных аукционов и отбора квот глубоководного краба вылов нашей компании сократился вдвое. В 2020 г. он составил 3 758 тонн, в 2021 г. – 4266 тонн. А по состоянию на 15 сентября 2022 г. вылов – 2 383 тонны. Три судна мы были вынуждены поставить на отстой. При этом сокращенные члены экипажей не смогли найти себе новую работу, так как новые обладатели квот глубоководного краба не могут наладить его промысел.

    Убытки компании в 2021 г. составили 433 млн руб. В 2016-2018 гг. рыболовецкий колхоз «Восток-1» занимал первое место в рейтинге по общим итогам работы, в том числе и по уплате налогов, крупных и средних предприятий рыбохозяйственного комплекса Приморского края, составляемом администрацией Приморского края. Теперь за три года недолов только по нашей компании составил порядка 15 тыс. тонн краба. Все это повлекло соответствующие потери для бюджетов и экономики регионов.

– В рамках первого этапа инвестквот государство зафиксировало, что квоты выделены, а суда не построены. Может ли ситуация измениться?

– Давайте рассмотрим эту ситуацию именно с государственной позиции. Страна только за два года потеряла из-за невылова более 8 тыс. тонн федерального крабового биоресурса. Второй после нас крупный игрок ЗАО «Тефида» (подан судебный иск, который рассматривается в суде города Москвы, о наличии факта установления иностранного контроля. – Прим. ред.) за два года выловил 1 656 тонн крабов, его недолов более 7 тыс. тонн краба.

Наверное, не нужно удивляться, что пока ни одна судостроительная верфь даже не заявила о начале строительства краболова для глубоководного промысла. Не делают даже корпуса этих судов, так как эти краболовы по стоимости гораздо дороже, чем стоимость судов для промысла других видов краба. Возможно, что отрасль получит 100%-ное невыполнение программы по строительству флота для промысла глубоководного краба.

– На ВЭФ президент страны Владимир Путин заявил, что в стране поддерживаются малые и средние предприятия. Также он обратил внимание, что небольшие предприятия, получив квоту, не могут своевременно реализовать взятые на себя обязательства…

– Именно поэтому выставление на аукцион остатков исторических квот глубоководного краба на второй этап будет губительным для государства решением. Это идет вразрез с национальными интересами России, с интересами предприятий и общества в целом. Этот шаг окончательно загубит целое направление в промышленном рыболовстве. Ведь глубоководный промысел краба на глубинах до 2500 м – это перспектива для дальнейшего развития рыболовства в России.

Как показывает фундаментальная наука, глубины до 3 тыс. м обладают широким потенциалом биоресурсов и их гораздо больше, чем на континентальном шельфе. Но эти ресурсы труднодоступные и имеют малую товарную стоимость, поэтому их промысел является низкорентабельным, то есть Федеральному агентству по рыболовству нужно помогать развивать это направление деятельности, а не строить препоны в виде аукционов. Если чиновники ФАР не способны помогать, то они должны не мешать развитию этого направления.

Корпоративные ассоциации рыбаков предупреждали федеральный орган исполнительной власти в области рыболовства, что при любом варианте выставления глубоководных крабов на инвестиционный аукцион его промысел не попадает в зону рентабельности. Сам по себе глубоководный промысел можно отнести к малому и среднему бизнесу, который нуждается в поддержке. Обстановка еще более усугубляется внешним влиянием, нарушением логистики реализации глубоководного краба – закрыты рынки США и Евросоюза, что повлекло падение цен на все виды крабовой продукции, и особенно по самой маловостребованной продукции из глубоководных крабов.

    По информации от наших покупателей, на складах уже скопилось более 800 тонн готовой продукции, которую никто не берет, и они отказываются от будущих закупок продукции, что может повлечь полную остановку промысла. Эти обстоятельства сводят промысел глубоководных крабов на грань рентабельности и без инвестиционных обязательств, а с аукционными расходами и инвестиционными обязательствами этот вид промысла заведомо убыточный.

– Как вы думаете, в правительстве понимают, что глубоководные крабы не являются инвестиционным объектом промысла? Ведь негативный эффект от выставления глубоководных крабов на первый этап инвестиционных аукционов уже обрел конкретные финансовые потери и проявится в значительно большем масштабе после выставления их на второй этап.

– Катастрофическое падение объемов вылова точно характеризует негативные последствия. Суммарный вылов глубоководных крабов по Дальневосточному бассейну до инвестиционных аукционов составлял 13,5 тыс. тонн. После их проведения упал до 7,7 тыс. тонн в 2020 г., по состоянию на 01.09.2022 общий вылов составляет всего 6 тыс. тонн глубоководных крабов и до конца года увеличится несущественно.

Поскольку глубоководный промысел – это низкорентабельное, крайне сложное и дорогое направление рыбной отрасли, рыбацкое сообщество вновь обращается в Федеральное агентство по рыболовству, председателю комитета Государственной думы Российской Федерации по аграрным вопросам с просьбами разобраться в специфике глубоководного промысла и не переводить квоты по добыче глубоководных крабов-стригунов из промышленной квоты в инвестиционную. Технически это можно сделать и правительству. Оно может исключить глубоководные крабы красный и ангулятус из перечня объектов, которые правительство оправит на аукцион.

– А что будет с этой неосвоенной квотой? Ведь если предприятие не осваивает 70% своих квот, то с ним расторгается договор и право распоряжения квотой переходит опять государству.

– А здесь все очень просто. Если какое-то предприятие, купившее лоты на первом этапе, не выбрало 70%, закрепленных за ней лимитов, то регулятору нужно вернуть право добывать глубоководных крабов тем 15 компаниям, у которых эти объемы были изъяты.

Комментарии

Имя:
E-mail:
Комментарий: