e-mail пароль Напомните мне пароль  
Рыбные объявленияПредлагаем услугу переработки рыбы и морепродуктов. Вялка, копчение, филе штучка.Владивосток. Дальморепродукт, ООО, Владивосток
 
Добавить объявление: Рыба, Транспорт, Разное

Камчатская рыбохозяйственная наука не стоит на месте



Камчатская рыбохозяйственная наука не стоит на месте
23.04.2022 Источник: fishnews.ru

В апреле Камчатский филиал ВНИРО отметил юбилей: в 1932 году было основано Камчатское отделение Тихоокеанского института рыбного хозяйства. Уже 90 лет специалисты КамчатНИРО помогают обеспечивать высокие уловы самому рыбному региону России. В интервью Fishnews руководитель филиала Нина Шпигальская рассказала о его достижениях и планах, современных методах исследований.

 — Нина Юрьевна, с какими результатами филиал подошел к юбилею?

— КамчатНИРО прошел долгий 90-летний путь. Конечно, мы не планируем останавливаться на достижениях, которые уже есть в копилке наших научных знаний. В прошлом году рыбохозяйственный комплекс Камчатского края достиг рекордного результата — освоено 1,65 млн тонн. Существенную роль в этом сыграла отраслевая наука, которая обосновывает общие допустимые уловы, объемы рекомендуемого вылова. Мы ежегодно собираем данные, позволяющие ориентировать рыбаков на достаточно высокий объем добычи.

В течение многих лет камчатская рыбохозяйственная наука не стояла на месте. Мы стараемся внедрять новые интересные наработки, которые позволят еще точнее обосновывать прогнозы.

— Какие самые значимые исследования, выполненные КамчатНИРО за последние годы, Вы бы отметили?

— Например, получили развитие гидроакустические исследования. Гидроакустика помогает получать более точные оценки пропуска производителей нерки к местам нереста. Напомню, из всех дальневосточных регионов основной запас этого вида тихоокеанского лосося сосредоточен на Камчатском полуострове. На реке Озерной мы уже около пяти лет используем гидроакустический комплекс. Сначала испытывали его в тестовом, а сейчас — уже в обычном режиме. Кроме того, такие комплексы применяются на реке Камчатка, на протоке Азабачья и на реке Большая.

Также в последние годы развивается цифровизация авиаучетных исследований. Мы все ближе к использованию искусственного интеллекта (ИИ) для оценки заполнения нерестилищ. Как это работает: в процессе авиаучетов делается большое количество фотоснимков и видеозаписей, чтобы потом на основе методов ИИ можно было в автоматическом режиме определять количество лососей, заполняющих нерестовую площадь.

Несомненно, надо развивать генетические исследования. Всегда стоит вопрос о региональном составе молоди лососей в смешанных скоплениях. Зная, сколько молоди из каких регионов находится, например, в Охотском море в ранний период нагула, можно уточнить прогнозные оценки, которые даются на основе других методов.

В филиале развиваются и направления, позволяющие оценивать здоровье гидробионтов. Лососевые рыбоводные заводы Камчатки находятся под пристальным вниманием наших специалистов, которые занимаются болезнями рыб.

— Исследования здоровья лососей — это работа с молодью на рыборазводных заводах?

— Мы собираем данные и по производителям. Есть такое заболевание — инфекционный некроз гемопоэтической ткани (ИНГТ), он выявлен у лососей не только на Камчатке, но и в Северной Америке. В крае были вспышки неоднократно, последняя — на ЛРЗ в 2017 году. Тогда филиал актуализировал рекомендации по предотвращению заражения рыбы, сейчас рыборазводные заводы ими руководствуются, и таких вспышек больше не было.

Носителями ИНГТ являются производители, поэтому мы ежегодно мониторим — какова доля заболевших лососей, есть ли рост или ситуация относительно стабильна. Мы рассказываем лососеводам, как обрабатывать икру при оплодотворении уже на стадии закладки, что нужно делать для того, чтобы предотвратить развитие некроза.

Конечно, КамчатНИРО собирает данные и по беспозвоночным, в частности, по крабам — в каком состоянии находятся гидробионты в естественной среде. Также проводим исследования основных промысловых видов рыб на наличие патогенов, влияющих на качество и безопасность продукции, — в соответствии с техрегламентом Таможенного союза ЕАЭС.

— Расскажите, пожалуйста, про изучение самих запасов. Ведь кроме лососей, КамчатНИРО проводит съемки минтая, сельди, крабов…

— Конечно, специалисты КамчатНИРО ежегодно собирают данные по всем промысловым запасам рыб, беспозвоночных, морских млекопитающих в зонах ответственности филиала (западная часть Берингова моря, Охотское море, тихоокеанские воды, прилегающие к Камчатке и северным Курильским островам). Приоритетными являются исследования по минтаю, в частности, североохотоморскому, учитывая его стратегическое промысловое значение не только для Дальнего Востока, но и для всего рыбохозяйственного комплекса России. Изучением этой популяции занимаются специалисты не только КамчатНИРО, но и ТИНРО, МагаданНИРО, центрального аппарата ВНИРО. Данные, собранные специалистами всех филиалов, объединяются и впоследствии используются для оценки текущего и перспективного состояния запасов, определения ОДУ. С 2007 года для этих целей применяется разработка ведущего научного сотрудника КамчатНИРО, кандидата физико-математических наук Олега Игоревича Ильина — модель «Синтез».

Помимо минтая, в фокусе пристального внимания специалистов КамчатНИРО запасы сельди, трески, наваги, камбал, терпугов, палтусов, крабов, креветки.

— Как вы оцениваете результат реорганизации ВНИРО?

— За нашу 90-летнюю историю было много разных событий, но одно из самых значимых в последние годы — объединение всех российских институтов рыбохозяйственной направленности в единое научное учреждение, ВНИРО. Фактически реорганизация состоялась в январе 2019 года.

И сейчас все филиалы, находясь в единой системе, имеют большую возможность для развития сотрудничества, комплексных исследований, совместного изучения запасов. Можно более рационально выстроить работу в дальневосточном регионе, особенно на запасах, которые требуют пристального внимания разных филиалов. Кроме того, взгляд центрального аппарата на работы, которые проводятся отдельными филиалами, позволяет исключить возможность дублирования исследований, усилить направления, требующие более пристального внимания.

На мой взгляд, мы стали сильнее, рыбохозяйственная наука получила возможности всего института. Это очень помогает в решении неотложных задач. Например, в 2020 году, когда на Камчатке появилась информация о массовых выбросах гидробионтов, специалисты КамчатНИРО быстро подключились к этой ситуации. Собранные пробы были направлены в ТИНРО и ВНИРО. Мы смогли оперативно задействовать все лаборатории, находящиеся в ведении Всероссийского НИИ рыбного хозяйства и океанографии, чтобы провести исследования и сделать предварительное заключение — что превышений предельно допустимых концентраций каких-либо химических веществ, которые могли бы оказать такое негативное воздействие на гидробионты, нет.

Кроме того, судно Базы исследовательского флота (БИФ) ВНИРО оперативно подключилось к мониторинговым работам в районе вредоносного цветения водорослей (ВЦВ). В дальнейшем, проведя детальные исследования — самостоятельно и с Российской академией наук, — мы сделали окончательное заключение: причина в «красных приливах», цветении водорослей.

Вот так консолидация, объединение позволяет ученым оперативно реагировать на внештатные ситуации. И, конечно, стало гораздо проще планировать деятельность филиала, исходя из возможностей ВНИРО в целом, и намечать перспективы, по которым можно двигаться всем вместе, развивать какие-то направления. Я вижу в реорганизации много плюсов, особенно сейчас, когда экономическая ситуация непростая и стоит задача обеспечить население доступной рыбной продукцией.

— На чем сейчас сосредоточена работа филиала? Какие запасы требуют особого внимания? Это будет мониторинг основных промысловых запасов или, может быть, добавятся задачи по изучению каких-то новых объектов?

— Первоочередные задачи КамчатНИРО — мониторинг запасов, которые находятся в прикамчатских водах, то есть в зоне ответственности филиала. Эти районы достаточно хорошо освоены. Обсуждать перспективу введения в промысел новых объектов, конечно, можно. Например, на Западно-Камчатском шельфе есть двустворчатые моллюски. Они сейчас промыслом не используются, и в этом направлении можно двигаться, если есть интерес бизнеса. Здесь, правда, не приходится говорить о существенных объемах.

В прикамчатских водах есть большие запасы водорослей, в частности, ламинарии, но все связано с окупаемостью, целесообразностью затрат, которые необходимы для добычи и переработки этого ресурса.

С нашей точки зрения, промысел сейчас осваивает все основные значимые запасы рыбы и морепродуктов. В прикамчатских водах есть еще определенная перспектива, но она не так велика, как в более южных регионах Дальнего Востока. Из-за климатических условий — холодной воды, частых штормов — здесь сложно заниматься аквакультурой.

У Камчатки уже есть хорошо зарекомендованный бренд — «Страна дикого лосося». Это один из немногих регионов, где до сих пор очень большие запасы красной рыбы воспроизводятся без участия человека. Если не превышать изъятие, рекомендуемое наукой, то можно многие годы пользоваться ресурсом, который поставляет сама природа. Надо об этом помнить и беречь свои богатства.

— Вы говорили про современные методы исследований — авиаучеты, искусственный интеллект, гидроакустику, математическое моделирование, генетические исследования. Хватает ли для этого оборудования, насколько развита лабораторно-техническая база филиала?

— Приборной базы много не бывает. Конечно, есть потребность в дополнительном оборудовании. Гидроакустические комплексы на самых значимых водных объектах можно использовать гораздо шире — в этом направлении и будем двигаться. И центральный аппарат понимает, что нужно закупать оборудование, что за этим будущее.

Приборная база, связанная с лабораторными исследованиями, — это и современные микроскопы, и гидрологические зонды, и современное оборудование для генетических исследований. Кстати, на Дальнем Востоке КамчатНИРО был первым региональным институтом, где получила развитие генетика, здесь мы находимся в очень тесном сотрудничестве со специалистами центрального аппарата. Например, новые современные методы, связанные с молекулярно-генетическими исследованиями, подходы, методическая основа, — все это развивается непосредственно во ВНИРО. То есть они предлагают методический подход, новый метод, разрабатывают его, создают реперную базу данных. А КамчатНИРО его применяет.

Например, в 2022 году на основании этого метода филиал полностью обработал съемку по молоди горбуши. Мы подтвердили предварительно полученные оценки регионального состава молоди с помощью нового углубленного метода.

— Эти новые современные методы исследований направлены преимущественно на изучение лососей, или применяются и по другим рыбам, беспозвоночным?

— Если говорить, например, про подводные аппараты, то у нас есть планы по широкому использованию таких устройств. Пока мы знакомимся с опытом коллег из Хабаровского и Тихоокеанского филиалов ВНИРО. Подводные аппараты очень помогли бы при оценке нерестового запаса сельди, наверняка их можно применять и для мониторинга ресурсов промысловых беспозвоночных. Сейчас готовится специальная комплексная программа, и КамчатНИРО будет в ней участвовать. С моей точки зрения, можно проводить подводную съемку и по нерестовым буграм лососей, потому что не все нерестовые реки просматриваются с помощью авиасъемок.

Фото- и видеосъемку мы в прошлом году впервые использовали на рыбоучетном заграждении. Целый комплекс видеокамер снимал, как через РУЗ в озеро Курильское проходят производители нерки, таким образом дополнялся традиционный визуальный учет. Идея в том, чтобы внедрить полностью автоматизированную систему, исключить непосредственное участие в процессе человека со счетчиком — чтобы камеры фиксировали лосось, как автомобили-нарушители на дороге.

И, конечно, нельзя забывать о том, что Камчатка — это не только нерка, но и гигантские запасы горбуши. Здесь очень важны как раз авиаучетные работы, чтобы потом на основании полученных фото- и видеоматериалов оперативно получать оценки численности.

— Используются устройства в основном отечественного или зарубежного производства? Не грозят ли рыбохозяйственной науке проблемы, если поставки оборудования перекроют в связи с очередными санкциями?

— Вопрос непростой. Какие-то приборы делают в России, какие-то — за рубежом. Насколько будет ограничена возможность их закупок, пока не очень понятно. Но сейчас у нас достаточно оснащения, чтобы реализовать планы, намеченные на ближайшее время. Очень надеемся, что многие приборы и расходные материалы для исследований, реактивы будут производиться в России.

— Можно ли с уверенностью сказать, что современные методы позволят улучшить точность прогнозов по лососям?

— Конечно, мы надеемся, что все те наработки, которые мы сейчас стараемся использовать, позволят сделать прогнозы точнее. Но надо понимать, что природа всегда преподносит сюрпризы.

Если мы говорим о тихоокеанских лососях, то наиболее интересным и перспективным периодом их жизни, с нашей точки зрения, является океанический нагул. Сейчас специалисты ВНИРО в рамках международной программы совместно с коллегами из других стран проводят океанические съемки, и мы рассчитываем, что в ближайшей перспективе они станут еще масштабнее и дадут информацию, которой недостает ученым, — о биологии, экологии и среде обитания лососей.

КамчатНИРО со своей стороны тщательно отслеживает этапы пресноводного периода жизни тихоокеанских лососей, однако ранний морской период нагула является лимитирующим численность стад. И хотя в филиале есть многолетние наблюдения фоновых условий прибрежной среды, в которую попадает молодь после ската из рек, но в этой сфере, безусловно, есть перспектива усиления и развития исследований.

— Их есть кому развивать? Как обстоят в филиале дела с кадрами?

— Сегодня в КамчатНИРО работают 176 человек. Каждый год сотрудники принимают участие примерно в 80 рейсах на промысловых и научно-исследовательских судах. В сборе материалов задействовано больше половины сотрудников. В год выполняется больше 100 тыс. биологических анализов, свыше 200 тыс. массовых промеров гидробионтов. Учёные ежегодно проводят «в полях» дольше 5 тыс. дней.

Отрадно, что треть коллектива филиала — это молодые специалисты. В КамчатНИРО приходят молодые, задорные, перспективные ученые. И ребята, которые сейчас задумываются о том, где работать по окончании биологических и других факультетов, связанных с рыбным хозяйством, пусть рассматривают и Камчатку тоже.

Мы поддерживаем молодежь, даем возможности развития, оказываем всяческое содействие в подготовке кандидатских диссертаций, открываем широкую дорогу для познания нового, важного и работы на благо рыбохозяйственного комплекса страны. Приходите в КамчатНИРО, мы ждем!

Алексей СЕРЕДА

Комментарии

Имя:
E-mail:
Комментарий: