e-mail пароль Напомните мне пароль  
Рыбные объявленияПредлагаем услугу переработки рыбы и морепродуктов. Вялка, копчение, филе штучка.Владивосток. Дальморепродукт, ООО, Владивосток
 
Добавить объявление: Рыба, Транспорт, Разное

Рыбаки исполняют свои обязательства и ловят рыбу



Рыбаки исполняют свои обязательства и ловят рыбу
31.03.2022 Источник: fishnews.ru

Главная задача отрасли в текущих условиях — сохранить динамику и объемы добычи, подчеркнул руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков. Он обратил внимание и на другие вопросы: насыщение внутреннего рынка, аквакультуру, новые направления экспорта.

— Илья Васильевич, сейчас российская экономика работает в абсолютно новых условиях. Какие задачи в этой ситуации видит приоритетными Росрыболовство?

— Прежде всего, я хочу сказать, что рыбная отрасль работает штатно. Безусловно, возникают определенные трудности, но нам совместно с рыбаками удается их купировать, и каких-то серьезных сбоев в организации промысла сейчас нет. Самая важная задача — это сохранить динамику и объемы вылова, которые были у нас в прошлом году. Пока мы видим, что показатели добычи даже превышают прошлогодние. Подчеркиваю, это первая и основная задача — обеспечить бесперебойную работу рыбохозяйственного комплекса.

Вторая важная задача — обеспечить рыбной продукцией внутренний рынок с учетом того, что мы видим сокращение объемов импорта в Российскую Федерацию. Мы в еженедельном режиме мониторим объемы экспорта и объемы поставок внутри страны, для того чтобы, если увидим какие-то перекосы, мы могли оперативно отреагировать и наши рыбаки восполнили объемы, которые потребляются на внутреннем рынке.

Следующая важная задача — это сохранение темпов в аквакультуре. Здесь тоже есть свои сложности, в том числе логистические. Необходима частичная переориентация по закупкам тех продуктов, которые мы импортировали из «недружественных» стран. Мы сейчас видим и другие страны, которые готовы поставлять нам такую продукцию, в случае прекращения прежних поставок. Считаем, что нам удастся сохранить положительную динамику по производству аквакультуры.

С точки зрения сбыта, безусловно, нам необходимо расширять перечень направлений и стран, в которые мы поставляем рыбную продукцию, с учетом возможных ограничений. Это тоже важная задача — открытие новых рынков для излишков рыбы, которую добывают российские предприятия.

— Вы сказали, что прорабатываются пути замещения импортной рыбной продукции, которая потребляется у нас в стране. Можете уточнить, о каких категориях идет речь?

— Мы не говорим об импортозамещении конкретных видов продукции, что если сейчас упадет импорт какого-то вида рыбы, то мы будем искать поставщиков именно этой продукции. Рынок сам, если понадобится, такую работу проведет. Наша задача — обеспечить выпадающий объем.

Мы знаем баланс производства и потребления рыбы и рыбной продукции на территории Российской Федерации. В целом россияне потребляют порядка 3,2 млн тонн рыбы в год. Наша задача — чтобы на внутреннем рынке, даже с учетом сокращения импорта, этот объем был представлен и доступен российским потребителям.

Безусловно, ассортимент может меняться, что-то может выпадать, что-то будет стоить дороже. Что конкретно, сложно спрогнозировать. Не буду вдаваться в детали, потому что это может привести к необоснованному ажиотажу и таким ситуациям, как с сахаром. Зачем? Это не нужно. Основная задача — обеспечить внутренние потребности страны в рыбной продукции, но без сохранения пропорций по ассортименту. Тем более что и предпочтения у потребителей год от года меняются.

— Мы привыкли видеть Росрыболовство в роли проводника государственной политики в рыбной отрасли. Но сейчас, похоже, на первый план выходит защита и представление интересов рыбопромышленных предприятий на уровне государства, чтобы добиваться их включения в планы по поддержке различных отраслей экономики, пакеты антисанкционных мер? Чтобы вовремя предупреждать или разруливать последствия санкций, интенсивность общения регулятора с рыбаками должна была возрасти многократно. Как удается справляться с этой нагрузкой?

— Во-первых, этот функционал по защите рыбной отрасли, в нашем понимании, был всегда. Мы и раньше вместе с рыбаками активно работали и с Пограничной службой, и с ФНС, и с Россельхознадзором, для того чтобы снимать излишние административные барьеры и разбираться с другими вопросами, которые возникали у бизнеса. Сейчас эта защита стала просто чуть-чуть шире функционально, поскольку теперь мы в рамках своей компетенции и задач, о которых я уже сказал, должны обеспечить бесперебойную работу рыбохозяйственного комплекса с учетом санкций, введенных против России. Конечно, нашу отрасль они тоже задели, поэтому очень важно принять ряд мер для стабилизации ситуации.

Мы всегда оперативно реагировали на проблемы, с которыми сталкивались рыбаки. Поскольку этих проблем прибавилось, общения тоже становится больше. Мы постоянно обсуждаем текущие проблемы, чтобы выработать верные шаги по их решению. Работа как была поставлена на рельсы тесного взаимодействия с рыбацким сообществом, так и продолжается, хотя, конечно, текущих задач стало заметно больше. И здесь я хотел бы поблагодарить рыбаков за общую нацеленность на достижение единого результата — чтобы наша отрасль работала как часы.

— Вы упомянули переориентацию экспорта на новые рынки. На ваш взгляд, есть ли перспективные ниши для российской рыбы и морепродуктов с учетом того, что некоторые традиционные покупатели брали очень большие объемы?

— Безусловно, есть. Просто мы до этого не так активно с этими рынками работали, поскольку не было проблем со сбытом. Сейчас, когда мы видим, что эти проблемы могут возникнуть, для нас важно, чтобы экспортных возможностей у рыбаков было больше. Есть страны, куда, в принципе, уже сейчас можно поставлять российскую рыбопродукцию, и это вопрос конкретных договоренностей между компаниями. А есть страны, для доступа на рынок которых необходимо выполнить определенные процедуры по линии Россельхознадзора.

Это достаточно большие рынки. Безусловно, не на все из них можно привезти минтай, но другую продукцию — сельдь, скумбрию и другие пелагические виды, треску — мы можем туда поставлять. И эти рынки достаточно емкие с точки зрения потенциальных объемов экспорта. Мы видим, что перенаправить туда потоки до полумиллиона тонн вполне реально. Мы провели соответствующий анализ и планируем организовать совещание с рыболовными компаниями, чтобы перевести эту работу в практическое русло.

— Какие приоритеты в этих условиях государство ставит для рыбаков: наращивать экспорт как источник валюты или насыщать внутренний рынок в попытке сдержать рост цен?

— Сейчас очень важно выдержать баланс между этими двумя ориентирами, поскольку мы понимаем, что затратная часть у рыбаков растет вслед за курсом доллара. Собственно, поэтому и было принято решение о мониторинге в еженедельном режиме. Безусловно, мы должны насытить внутренний рынок, это приоритет, здесь не может быть никаких сомнений. Но излишки рыбной продукции, конечно, можно и нужно экспортировать, поскольку это дает, в том числе и приток валютной выручки, что тоже очень важно.

— Означает ли это, что цели по экспорту рыбы в рамках нацпроекта больше не актуальны?

— Судя по динамике, которую мы сейчас видим, продовольствие в целом дорожает. В частности, рост экспорта рыбной продукции в стоимостном выражении превышает рост в натуральном выражении. Поэтому мы не говорим, что этой задачи сейчас нет, но мы, еще раз скажу, нацелены, прежде всего, на сохранение баланса. Приоритет в любом случае будет у поставок на внутренний рынок.

— Какие меры поддержки предприятий рыбной отрасли готовятся или уже приняты?

— Есть ряд административных мер и есть ряд финансовых предложений, которые мы рассматриваем, они в целом поддержаны правительством. Первое, что касается инвестиционных квот, мы уже говорили, что сдвигаем на два года обязательства компаний по реализации проектов. Заметьте, обязательства, а не саму реализацию.

Второе, мы предусматриваем возможность оказания финансовой поддержки в виде субсидирования процентной ставки для предприятий, которые продолжат осуществлять инвестиции в рамках инвестквот, причем компенсация будет только на этот год.

Со следующего года мы предлагаем ввести компенсацию капитальных затрат при строительстве заводов по производству кормов для аквакультуры и рыбопосадочного материала. Также есть решение о частичной компенсации железнодорожного тарифа для перевозки рыбной продукции с Северного бассейна в сторону Дальнего Востока, в том числе для реализации этой продукции на экспорт. Речь идет о валютоемких объектах, поэтому это важно.

И мы надеемся, что правительство все-таки примет наше предложение о временном приостановлении действия постановления по «незаходным» судам, чтобы они смогли получать разрешения на промысел в этом году. Соответствующие нормативные документы мы уже подготовили и направили на согласование, будем ждать позиции наших коллег.

— Ранее субсидирование кредитов для предприятий, участвующих в первом этапе инвестквот, считалось неприемлемым…

— Для нас важно, с учетом того, что процентные ставки по банковским кредитам резко выросли, чтобы предприятия, реализующие инвестиционные проекты, продолжили эти инвестиции. Поэтому в текущем году мы предлагаем компенсировать им эту ставку на 12%.

— Продолжим тему инвестиционных квот. Всех волнует, что будет с законодательной инициативой, которую Минсельхоз и Росрыболовство представили в конце прошлого года . Остается ли второй этап инвестиционных квот на повестке дня?

— Поскольку реализация этого законопроекта предусмотрена в 2023 году, мы считаем, что пока переносить эти сроки преждевременно, и надеемся, что в 2023 году мы сможем дать ход всем этим инициативам. Поэтому законопроект движется своим чередом, в ближайшее время он будет направлен в Минюст и в дальнейшем в правительство России.

Мы видим интерес со стороны инвесторов и со стороны рыбаков к этим предложениям. Не всех, безусловно, но многие заинтересованы. Считаю, что тормозить продвижение законопроекта не стоит. Мы видим определенные риски, они связаны в большей степени с судостроением. Но у нас здесь очень гибкий подход. В случае необходимости финальные сроки реализации инвестпроектов мы можем смещать вправо, если не будет возможности завершить строительство судов или даже заводов в заданные временные рамки.

Само по себе принятие закона не приведет к немедленному перераспределению квот на вылов рыбы — сначала надо будет построить суда и заводы. Останавливать модернизацию отрасли считаю неправильным, ну а сроки фактического исполнения инвестиционных контрактов будем прорабатывать с рыбаками, верфями и строителями береговых заводов.

— Вы будете ориентироваться на возможности верфей, в том числе по наличию судового оборудования и комплектующих?

— Конечно, мы будем на это ориентироваться. Нельзя сдать корабль, если в наличии нет какого-то оборудования. Но по закону на реализацию инвестпроекта дается шесть лет. Даже если мы распределим инвестиционные квоты в 2023 году, у нас будет время до 2029 года, чтобы построить те суда, которые запланированы. Мы не будем отказываться от этих планов. Наоборот, вместе с рыбаками будем подталкивать судоверфи к тому, чтобы импортозамещение на судах, которые строятся на отечественных верфях, происходило еще активнее.

— А что насчет аукционов по крабам и другим ценным видам беспозвоночным?

— То же самое. Пока мы не видим оснований приостанавливать этот процесс. Какие-то решения, вероятно, могут быть приняты, но не сейчас.

В дальнейшем посмотрим, какая динамика будет с ликвидностью у компаний. Это самый важный фактор — наличие денежных средств, в том числе кредитных, чтобы в аукционах смог принять участие максимально широкий круг компаний и федеральный бюджет получил максимальный доход от реализации квот. Поэтому вопрос о переносе сроков будет зависеть от ситуации в 2023 году. Думаю, что российская экономика за год сможет адаптироваться к изменившимся условиям и у нас будет возможность провести аукционы, как я сказал, с пользой для государства.

— Вы вселяете в нас оптимизм. А что с требованием о банковской гарантии? Предприятия предлагали убрать ее или хотя бы снижать ее размер по мере готовности судна.

— Могу сказать, что в настоящий момент эта мера в целом не поддержана нашими коллегами, поэтому она не обсуждается.

— Многие суда ведут промысел вдали от российских берегов. Предприятия волнует, как в таких случаях обеспечивать снабжение и обслуживание флота, бункеровку, заходы в иностранные порты. Какая обстановка в этой сфере? Каким образом Росрыболовство отслеживает ситуацию и как решает возникающие вопросы?

— Все вопросы решаем оперативно. По сути, у рыбопромышленных компаний происходит перенастройка устоявшихся связей. Такие возможности есть, поэтому пока мы здесь никаких проблем и рисков не видим, но сама перестройка всех цепочек требует внимания и времени. Определенные трудности есть, они не критичные и, как я уже сказал, решаются оперативно.

Самое главное, результаты на промысле в Северном бассейне и в Дальневосточном показывают, что серьезных сбоев нет. Ситуация развивается динамично, мы понимаем, что могут вводиться и другие ограничения. Мы готовы вместе с рыбаками их рассматривать и принимать те или иные решения, чтобы промысел беспрепятственно продолжался.

— Можете уточнить характер проблем, с которыми уже пришлось столкнуться?

— На самом деле есть определенные проблемы с ремонтом судов, которые до этого обслуживались в странах ЕС. Появились ограничения. Соответственно, сейчас активно прорабатываем вопрос, с тем чтобы можно было ремонтироваться на судоремонтных заводах России: в Калининграде и Мурманске. Может быть, возможности по судоремонту в нашей стране не так сильно развиты, но они есть. Это будет сложнее, наверное, в чём-то дороже, но в целом критических проблем мы не видим.

С точки зрения доставки нашей продукции и возможностей бункеровки, вы знаете, что не все страны поддержали санкции, тем более в отношении рыбной отрасли. У нас в сфере рыболовства практически со всеми странами Северной Атлантики сложились многолетние отношения, еще со времен Советского Союза, которые не разрывались ни во время холодной войны, ни сейчас. Мы считаем, что это правильный и рациональный подход, потому что рыбная отрасль обеспечивает питанием огромное количество людей по всему миру. Можно сказать, это гуманитарное направление, и мне кажется, что любые ограничения в этой сфере неуместны.

— Правительство заявляет о снижении административного давления на бизнес, чтобы поддержать экономику в условиях санкций. Вы уже сказали о послаблениях для «незаходных» судов. Какие еще меры по оптимизации регулирования предлагаются в рыбной отрасли? Насколько в нынешних условиях целесообразно начинать эксперимент по маркировке рыбных товаров?

— Давайте уточним, маркировка — это все-таки не административная нагрузка на бизнес, а в большей степени финансовая. Речь идет о выполнении существующих требований. Поскольку по маркировке речь идет только о запуске эксперимента, мне кажется, его можно проводить. В нем будут участвовать те компании, которые в этом заинтересованы. Если таковых не найдется, то и эксперимента не будет. На мой взгляд, сейчас это не критично.

А вводить или не вводить обязательную маркировку — это уже другой вопрос, и он будет решаться на уровне правительства. Вы знаете, что по части товаров введение маркировки перенесено. Когда появится соответствующее решение по рыбной продукции, будем ориентироваться на него. Но в плане эксперимента я пока не вижу излишней нагрузки на бизнес.

— В свете происходящих событий, обсуждаются ли идеи о национализации рыбодобывающих компаний или создании в отрасли крупного игрока с государственным участием?

— Не обсуждаются, и честно говоря, не понимаю, зачем в нынешних условиях это делать. Рыбаки исполняют свои обязательства и ловят рыбу. Вот если кто-то из компаний перестанет осуществлять промысел, тогда мы будем думать, что с этим делать. Пока все компании в своих производственных графиках работают. Да, у кого-то возникают определенные сложности, связанные с объективными причинами, но чтобы кто-то на промысел не вышел, такого нет. Не вижу никаких причин для того, чтобы обсуждать это сейчас.

— Есть ли шанс, что в этом году мы увидим рыбный форум и выставку в сентябре ?

— Выставку и форум мы не отменяем. Все мероприятия будут проходить по плану. Если будет сокращено количество экспонентов — ничего страшного. Мы проводили опрос: наше рыбацкое сообщество хочет, чтобы выставка состоялась. Потому мы ничего не отменяем, но деловая программа форума, безусловно, может быть немного скорректирована. Скорее всего, в сторону проблематики российского рыбохозяйственного комплекса.

Маргарита КРЮЧКОВА, Анна ЛИМ

 

Комментарии

Имя:
E-mail:
Комментарий: