e-mail пароль Напомните мне пароль  
 
Добавить объявление: Рыба, Транспорт, Разное

Сейчас главное — определиться с концепцией дальнейшего развития



Сейчас главное — определиться с концепцией дальнейшего развития
24.09.2021 Источник: fishnews.ru

Рыбная отрасль на пороге больших перемен: сейчас активно обсуждается конфигурация нового этапа инвестиционных квот. От целей и акцентов предстоит перейти к деталям. Проект изменений законодательства планируется представить для обсуждения с бизнес-сообществом совсем скоро, сообщил руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков.

 КВОТЫ И ИНВЕСТИЦИИ

— Илья Васильевич, позади два форума — ВЭФ и Международный рыбопромышленный форум в Санкт-Петербурге . На обеих площадках поднималась тема инвестиционных квот. Какие моменты вы могли бы отметить по итогам обсуждений на форумах, общения с бизнесом в плане дальнейших программ по квотам?

— Первое, что нужно отметить: сейчас идет действительно профессиональная дискуссия о дальнейшем развитии отрасли. Если в преддверии первого этапа («квот под инвестиции» — прим. корр.) мы обсуждали саму необходимость мер инвестиционной политики, то теперь — конкретные, прикладные вопросы. Выбираем правильную стратегию: развивать ли больше береговую переработку или же больше внимания уделить строительству флота и судовой переработке.

Поэтому самый важный итог состоявшихся дискуссий — это то, что в отрасли прекрасно понимают необходимость дальнейших инвестиций, дальнейшей модернизации. Всем вместе нам предстоит сделать правильный выбор на долгосрочную перспективу и решить, каким должен быть рыбохозяйственный комплекс по результатам реализации ключевых инвестпроектов.

— Что касается уже более предметного обсуждения правовой базы по будущей программе. Когда стоит ожидать, что будет представлен для рассмотрения, в том числе бизнес-сообществом, проект закона? Будет ли одновременно с ним предложена возможная подзаконная база, чтобы все обсуждалось в комплексе?

— Вы знаете, что участники дискуссии опирались на разные аргументы. Мы собрали их все и анализируем, чтобы принять решение. Как только мы до конца проанализируем представленные позиции, соответствующий законопроект будет в самое короткое время подготовлен и вынесен в том числе для широкого обсуждения.

Сначала мы подготовим сам проект закона, а как только будет окончательно выбрана модель дальнейшего развития, подготовим и представим необходимые подзаконные акты. Эту правовую базу будем открыто и предметно обсуждать с рыбопромышленниками, так как для запуска второго этапа программы инвестквотпотребуется внести достаточно большое количество корректировок. Думаю, что уже к рассмотрению законопроекта во втором чтении основные проекты нормативно-правовых актов будут представлены.

— Говорилось, что под строительство береговых объектов планируется распределять новые инвестиционные квоты с 2022 года . Поэтому, я так понимаю, эти проекты — вопрос ближайшей перспективы?

— Самое главное сейчас — определиться с окончательной концепцией дальнейшего развития. В ближайшее время она будет понятна. По большому счету спорных моментов не так много. Есть несколько развилок, по которым надо принять выверенное решение. Все остальное — это уже больше юридическая техника. Думаю, до конца этого года сможем внести проект закона в правительство.

— Выдвигаются разные предложения по инвестиционным квотам. Например, что касается дальнейшего распределения объемов под береговую переработку, одно из мнений — все-таки разрешить строительство заводов в центральных регионах , где лучше кадровая обеспеченность. С другой стороны, есть точка зрения, что для предприятий на каких-то территориях, например, Северных Курилах, должны быть свои преференции, потому что там непростые условия для работы. Какова здесь позиция Росрыболовства?

— Думаю, что эта дискуссия еще будет продолжена, потому что действительно есть разные мнения по поводу того, где строить перерабатывающие заводы. Надо понимать, что это разнофункциональные предприятия. Если прибрежные заводы в большей степени ориентированы на первичную переработку, хотя и глубокую, то предприятия, которые предполагается строить в центральных регионах, должны быть рассчитаны на выпуск более широкой линейки продукции. Таким образом, эти заводы могли бы способствовать развитию потребления рыбы на внутреннем рынке.

Другое дело, что сложно будет контролировать выполнение на таких производствах в центральной части России инвестиционных обязательств. Но вот этот вопрос, на мой взгляд, как раз предмет не закона, а подзаконного акта. И нам его предстоит вместе обсудить и принять решение.

Мы не отвергаем идею, но понимаем, что будут определенные трудности в администрировании. Тем коллегам, которые выдвигают это предложение, предстоит свою инициативу больше аргументировать и объяснить, какую цель они перед собой видят.

— Есть разные предложения, но один принципиальный момент вы уже озвучили — и по крабовым аукционам, и по инвестиционным квотам — вначале предъявляется готовый объект инвестиций, затем выделяются квоты.

— По инвестиционным квотам так было и на первом этапе. Мы по-другому подошли к воплощению этого принципа при проведении крабовых аукционов. Государство получило единовременный доход в федеральный бюджет за все реализованные квоты — это имело свою положительную сторону.

Но для нас важно и обновление мощностей, выполнение тех инвестиционных обязательств, которые взяли на себя компании, победившие в крабовых аукционах. Здесь мы видим, что, к сожалению, сроки исполнения этих обязательств могли бы быть гораздо меньше, если бы у предприятий был стимул быстрее выполнить проекты. У них такого стимула нет. В принципе, никто особо не торопится суда-краболовы строить и сдавать. Идут даже разговоры — и за это выступают некоторые компании — о том, чтобы увеличить срок реализации инвестиционных проектов до семи лет (сейчас это пять лет — прим. корр.). По сути дела, за это время можно полностью, если без выполнения инвестиционного обязательства, с прибылью отбить вложения, сделанные в рамках аукционов.

— И строить не нужно будет.

— Да, получается, что такой соблазн у предприятий сейчас есть. В связи этим нам кажется вполне разумным простимулировать ускоренное строительство инвестиционных объектов. Тем более что проекты краболовов готовы, верфи понимают, как вести строительство.

В рамках такой модели мы могли бы обеспечить поэтапное, равномерное поступление средств от крабовых аукционов в федеральный бюджет. Это удобно и правильно с точки зрения планирования расходов Росрыболовства, поскольку, хочу напомнить, деньги от торгов пошли в том числе на выполнение программы развития рыбохозяйственного комплекса.

— Еще одна тема, которая на слуху, — это интересы инвесторов первой волны инвестиционных квот. Какая точка зрения по этому вопросу? Ведь некоторые компании вошли в первый этап с очень большим количеством проектов.

— Это действительно сложный вопрос. Мы провели анализ и получилось, что даже компании, которые участвовали в первом этапе инвестиционных квот, в общей массе все равно получили минус к имевшейся квоте.

С моей точки зрения, правильным будет именно обеспечение чистоты конкурентных процедур, так как любое донаделение постфактум — это несправедливо и неправильно с точки зрения законодательства Российской Федерации. Если бы мы изначально сказали, что при второй волне мы наделим участников первого этапа дополнительными объемами, то таких инвесторов, возможно, было бы больше.

С другой стороны, нам не хотелось бы обижать компании, которые пошли на реализацию проектов в рамках первой волны. Поэтому этот вопрос еще будем обсуждать. Но не будет идти речи о полной компенсации потерь или о неком донаделении квотами до максимальной мощности реализованных инвестиционных объектов. Допустим, у нас есть завод, который получил 13 тыс. тонн, а мощность у него 100 тыс. тонн, что, нужно додать 87 тыс. тонн? В таком случае произойдет полный коллапс рынка. Но какую-то защиту мы постараемся предусмотреть.

КАДРЫ ДЛЯ ОТРАСЛИ И НАУКА

— Реализуются проекты по строительству судов и заводов , но будут ли новые производства обеспечены кадрами?

— Без участия компаний не обеспечим. Необходимо, чтобы они были полноценными участниками этого процесса. Наша задача — обеспечить обучение людей, в которых предприятия заинтересованы. Подбор людей и работа с людьми с точки зрения их дальнейшего трудоустройства лежит на компаниях. Думаю, самое правильное — осуществлять подготовку кадров по заказу. Есть заказ профессионального сообщества, значит, вузы должны его выполнить. Учебные заведения системы Росрыболовства могут в необходимом количестве готовить кадры, мы постоянно проводим повышение квалификации преподавательского состава, следим за тенденциями.

— В этом году рыбохозяйственная наука отмечает 140-летний юбилей. Какова сейчас ситуация с финансовым обеспечением исследований и какие в этой сфере перспективы?

— В последние годы при поддержке правительства и за счет получения дополнительных доходов в бюджет нам удалось добиться дополнительного финансирования науки. Была возможность выполнять не только самые необходимые ресурсные, но и перспективные исследования. Выполнены знаковые научно-исследовательские рейсы — например, в Арктике, Антарктика. Некоторые из этих работ не проводились до этого больше десяти лет.

Эти исследования дают нам возможность правильно оценивать состояние ресурса и, исходя из этого, делать рыболовство по этим объектам, по этим зонам более устойчивым. И, конечно, мы открыли новые объекты промысла — они уже вводятся в рыбохозяйственный оборот и будут осваиваться нашими рыбаками на протяжении длительного времени, что также будет приносить доходы в федеральный бюджет.

Поэтому к 140-летию рыбохозяйственной науки мы подошли достаточно уверенно. Но, разумеется, есть вопросы, связанные с материальной базой. Это прежде всего устаревание научно-исследовательского флота. Решение этой проблемы я считаю одной из важнейших задач, потому что без отраслевой науки и судов вообще невозможна дальнейшая работа всего рыбохозяйственного комплекса.

Благодаря президенту, правительству мы начали строительство двух среднетоннажных научно-исследовательских судов. На следующий год также запланирована постройка одного крупнотоннажного НИСа. Достаточно большие средства выделялись на ремонт существующего флота, чтобы он мог продолжать работу.

При этом уже проведена довольно серьезная оптимизация научно-исследовательского флота — часть судов списали, но добились, чтобы флот работал эффективно. Он постоянно занят на исследованиях — не стоит у причала.

Всероссийский НИИ рыбного хозяйства и океанографии получил новое здание, в этом году уже состоится переезд. Это обеспечит возможности для более современного размещения всех наших лабораторий.

Однако пока сложно сказать, что будет с отраслевой наукой в 2022 году, есть определенные риски, поскольку финансирование, которого мы с трудом добавились, перешло к Министерству науки, так было принято решение собрать все научные работы под одним «зонтиком». Однако нужно помнить, что рыбохозяйственные исследования уникальны. В отрасли очень много зависит от оперативности научного исследования: ученые не дали своевременный прогноз — рыбаки недобрали возможные объемы. Поэтому продолжаем диалог с коллегами, чтобы сохранить устойчивую работу отраслевой науки.

«РЫБНАЯ БИРЖА»

— В последнее время много говорится о рыбной бирже . Какие объекты предполагается продавать на такой площадке? И что это все-таки будет — аукционный механизм или действительно биржа с ее правилами?

— Слово «биржа» надо взять в кавычки. Конечно, это будет аукционная торговля. Мы никогда именно к бирже не стремились: рыба и морепродукты — слишком уникальный товар.

Предполагается, что будет обязательство по реализации через аукционные площадки определенного объема водных биоресурсов. Какого — еще требует обсуждения. Возможно, будет промежуточный этап, от которого мы перейдем к большему объему обязательной продажи. А может быть, сразу будет 100-процентный объем реализации.

Необязательно, что будет только одна площадка для аукционной торговли — их количество может быть неограниченным, будут просто требования к такой платформе. Мы не собираемся, во всяком случае, сейчас, говорить о каком-то дополнительном лицензировании или сертификации. Если увидим проблемы на каких-то площадках, возможно, начнем вводить аккредитацию.

Планируем, что наиболее ценные виды водных биоресурсов будут реализовываться через аукционы — это все те объекты, которые на азиатских рынках торгуются на таких площадках.

— Ценные — имеется в виду по стоимости?

— Икра минтая, крабы, другие морепродукты и, возможно, продукция из лососевых.

— Но отталкиваться все-таки будете от наличия готовой инфраструктуры, а не так, что сначала будет административное решение, а потом уже необходимые фактические условия?

— Это будет странно, если мы сейчас введем административные ограничения, а завтра негде будет торговать.

— Опять же, принципиальный вопрос: регулятор дает направление и законодательную базу, а площадки — это все-таки дело бизнеса?

— Конечно, площадки будет строить бизнес, это функции бизнеса.

— Например, «Корпорация «Рыба.РФ» уже озвучила планы по строительству инфраструктуры для аукционной площадки во Владивостоке.

— Специализированная инфраструктура — основной элемент аукционной торговли. Как только мы увидим, что есть проекты, началось создание инфраструктуры, будем готовить соответствующий законопроект. Точнее, запускать его, потому что в целом концепция такого документа уже готова.

Маргарита КРЮЧКОВА

Поместить ссылку в: LiveJournal Facebook Twitter Google Bookmarks Google Reader MySpace Linked In Yahoo! Bookmarks ВКонтакте Мой мир на Мail.ru Одноклассники Яндекс.Закладки

Комментарии

Имя:
E-mail:
Комментарий: