e-mail пароль Напомните мне пароль  
Рыбные объявления Продаем: - муку кормовую рыбную, ГОСТ, свежая, 1/35Владивосток. АПК Славянский-2000, ООО
 
Добавить объявление: Рыба, Транспорт, Разное

Стабильность и образованные кадры – залог успеха отрасли



Стабильность и образованные кадры – залог успеха отрасли
03.12.2019 Источник: fishnews.ru

Считается, что лучшие учебники в изучении теории успеха – это биографии выдающихся людей и истории мировых корпораций. А чему может научить опыт целой страны? За последнее столетие Исландия с населением всего около 350 тыс. человек совершила технологический скачок и, несмотря на серьезные проблемы с сырьевой базой, смогла войти в тройку лидеров рыболовных держав Европы, став экспертом в автоматизации и роботизации рыбообработки.

О том, при каких условиях кризис все-таки способен обернуться новыми возможностями и какие меры господдержки могут оказаться эффективнее субсидий, генеральный директор медиахолдинга Fishnews Яна Яшина побеседовала с Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Исландия в России Сигридур Берглинд Асгейрсдоттир.

– Госпожа Берглинд, в 2017 году, всего через год после вашего прихода на пост Чрезвычайного и Полномочного Посла, вы уже объездили практически всю Россию, не раз посещали Дальний Восток. Чего вы ждете от нынешнего визита в Приморье и Камчатский край, который состоялся в октябре этого года?

– Как и в прошлый раз, основная цель путешествия – налаживание более тесных связей с российскими компаниями. Мы знаем, что сейчас в вашей стране большое внимание уделяется поднятию производства и трудовой занятости на Дальнем Востоке. У нас уже есть опыт работы в этом ключе над проектами в северо-западном регионе, но мы хотим быть представленными в России шире. Тем более что несколько исландских компаний здесь успешно работают, и это поощряет остальных искать пути сотрудничества с российским бизнесом. Причем этот интерес не ограничивается лишь рамками отдельных фирм.

В наших СМИ большое внимание уделяется взаимоотношениям Исландии и России, любые крупные совместные проекты получают широкое освещение в прессе и подаются действительно как достижения исландских компаний.

У нас есть специальное агентство – Promote Iceland, которое занимается продвижением Исландии на зарубежных рынках. Оно плотно работает с Министерством иностранных дел в поисках возможностей для исландских фирм. Мы ежегодно отправляем в агентство информацию о выставках и конференциях, которые проводятся в разных странах, и эта информация становится доступной для всех исландских компаний. Так, например, большую заинтересованность наш бизнес в этом году проявил к Конгрессу рыбаков, который проходил во Владивостоке.

– В своем выступлении на конгрессе вы отметили важные условия для развития отрасли. Одно из них – это стабильность. А что еще? Из каких ключевых компонентов формируется благоприятная среда для работы рыбопромышленных компаний в современной Исландии?

– В основе – разумная система управления ресурсом. У нас есть свой отраслевой научно-исследовательский институт, по типу российского ВНИРО, и мы внимательно относимся к их рекомендациям. Потому что речь идет о среде, в которой индустрия работает, – это внешние рамки всей отрасли.

Ежегодно наука определяет общий объем к вылову, и каждая рыбацкая компания получает определенную квоту из этого объема в соответствии с размером своей доли в общем пироге. В таком виде система работает уже 35 лет. Понятно, что сам пирог может уменьшаться, если наука говорит, что больше определенного объема, к примеру по треске, в будущем году нельзя будет добыть. Это означает, что вылов компаний снизится, но они все равно могут смотреть далеко в будущее, когда инвестируют в производство, потому что уверены в надежности принятой системы квот.

А инвестиции идут обязательно. В Исландии нет никаких государственных субсидий для рыболовецких компаний, но действует система передаваемых квот, закрепленных за судами. И компании, которые хотят выжить на рынке, обязаны постоянно искать возможность увеличивать стоимость своей доли квоты.

Колоссальные перемены благодаря инвестициям произошли на рыболовецком флоте. Если мы оглянемся на 10 лет назад, то увидим, насколько устаревшими были промысловые суда. Сегодня это не только новый дизайн, но и новые возможности. России может быть полезно обратиться к опыту Исландии по переходу на современный флот с высокой степенью автоматизации.

Кроме того, все наши рыболовецкие компании знают, что нельзя чрезмерно эксплуатировать ресурс и нельзя выбрасывать ничего из того, что попадает на борт, – вся рыба должна быть переработана полностью. Необходимо также следовать научным рекомендациям. Во время экономического кризиса, который случился десять лет назад, у нас не возникло желания увеличивать квоту. Рыбаки решили придерживаться уровня, который был рекомендован научным сообществом.

Придерживаясь введенной в 80-х годах системы передаваемых квот, отрасль начала объединять предприятия и их квоты, количество игроков уменьшилось, но компании сами по себе укрупнились. В это же время уделялось значительное внимание рыбопереработке, необходимо было получать больше отдачи от каждого вылова. В результате речь уже шла не просто о рыбном филе, а об иной продукции, такой как косметика, фармацевтика и даже аксессуары. Наша задача – использовать рыбу как ресурс на все 100%. Большие деньги скрываются в побочной продукции, и это необходимо осознавать, именно такой подход является драйвером инноваций.

Поэтому сегодня мы стремимся донести до каждого, что необходимо ответственно относиться к биоресурсу, и стараемся передавать свой опыт другим странам. Размер общей квоты – не самое главное, важнее – как ты ее используешь.

– То есть можно сказать, что десятилетие назад на фоне кризиса у вас произошла технологическая революция.

– На самом деле она началась раньше, но явной стала в последние 10 лет.

– Откуда пришли инвестиции в разработки?

– Сами компании не имеют государственной поддержки и поэтому вынуждены работать эффективно. Они должны инвестировать, чтобы выжить. Благодаря коммерческим банкам они смогли профинансировать большие проекты.

– Компании взяли кредиты и сами вложились в поиск и создание новых технологий?

– Да. Это не государство – государственных субсидий там нет. Но вы должны понимать, что наши компании не платили за квоту, как ваши рыбопромышленники. Квоты были разделены по историческому принципу, и это условие не менялось.

– Получается, что государство поддержало рыбаков стабильностью, уверенностью в завтрашнем дне.

– Да, потому что у компаний была доля в общей квоте, которая имела свою стоимость: ее можно продавать, закладывать под кредит. И рыбаки, осознавая свои стабильные условия, пошли в банки за кредитами, чтобы инвестировать в новые технологии.

– А как развивались исландские производители оборудования? Давайте перейдем к этой отрасли. Это тоже коммерческое развитие или есть вклад государства?

– Можно сказать, что в этой сфере государство участвует через бюджетные университеты, потому что инвестирует в науку, а наука потом переходит к коммерческим производителям. В итоге совместными усилиями появляются новые технологии. К примеру, фирма Marel. Это мировой лидер в области инновационного дизайна и производства решений для рыбоперерабатывающей отрасли. Компания зародилась в университете Исландии, где профессура была вовлечена в разработку различных технологий. Затем фирма коммерциализировалась и через 30 лет превратилась в ведущего производителя, насчитывающего 3000 сотрудников.

К тому же у предприятий есть обратная связь с государством. Существует инновационный центр наподобие Сколково. Когда у компании есть идеи, а также существует потребность в определенной продукции, можно привлечь инновационный центр, который начнет разрабатывать необходимые технологии. В обоюдном сотрудничестве появляется понимание того, чего недостает – продукции, которую покупатель хотел бы получить, технологий, которые необходимо разработать.

Очень важно подчеркнуть также, что у нас существует так называемый Фонд новых технологий, который инвестирует в стартапы или компании из «инкубаторов». Он не дает средства взаймы, а покупает долю в маленьких предприятиях, помогая им развивать свои технологии. Это небольшие деньги, но если стартап оказывается успешным, становясь новым Google или чем-то вроде того, тогда фонд продает свою долю, и эти финансы инвестируются в новый проект.

– Этот фонд государственный?

– Да, это небольшая структура, но у нее очень строгий фокус на инновациях. Фонд фактически приобретает долю в уставном капитале компании с перспективной идеей, и за счет этого стартап получает «кислород» для дальнейшего развития.

Многие предприятия, которые начинали с таких стартапов, в этот раз посетили Владивосток в составе нашей делегации. Например, компания Valka. Пять лет назад она представила свою идею фонду, который купил долю и тем самым поддержал начинание. Сегодня компания развилась, выкупила у фонда свою долю обратно и уже строит рыбоперерабатывающие заводы в разных странах мира, в том числе в России, в Мурманской области.

– В Исландии существует и такая платформа, как Iceland Ocean Cluster – аналог Силиконовой долины, но ориентированный именно на рыбаков. Какого рода взаимодействие происходит в рамках этого кластера?

– Это тоже инструмент поддержки компаний, вместе с инвестиционным фондом. На платформе этого частного кластера выросли многие из ныне ведущих исландских производителей оборудования для рыбной отрасли. Например, консорциум Knarr также вышел из Ocean Cluster.

Чем хорош кластер: если раньше компании и отдельные специалисты сидели все по разным местам и каждый обрабатывал свою идею в одиночку, теперь на единой площадке они могут постоянно общаться, обмениваться идеями, искать решения вместе. Так и начинается синергия.

– Когда зарождалась ваша технологическая революция, принимала ли Исландия какие-то идеи извне? Привлекались ли технологии из-за рубежа? Как, например, сегодня в России мы обращаемся за помощью к специалистам из Исландии при строительстве современных судов.

– У нас в Исландии есть традиция: во время учебы в университете или сразу после окончания вуза отправляться за рубеж, чтобы продолжить учебу, а иногда и начать работу. Затем многие возвращаются обратно. Я уверена, что эта практика приносит нам очень много идей, которые затем адаптируются к исландским реалиям.

– Образование, судя по всему, играет важнейшую роль во всех сферах экономики Исландии.

– Верно, техническое образование специалистов в рыбной отрасли – это еще один ключевой компонент для ее развития, как и квоты, и стабильность.

Работа на современных рыболовецких судах предъявляет высокие требования к образованию моряков. Эта профессия стала очень престижной среди молодежи, люди охотно идут в море, потому что там хорошие условия труда и быта, высокая зарплата и безопасность. Обычно наши моряки высокообразованны, они проходят специальное обучение – это обязательное условие для доступа к управлению сложным технологическим оборудованием на борту судов.

Мне запомнился вопрос, заданный на Конгрессе рыбаков: потеряют ли люди свои рабочие места с появлением современного высокотехнологичного флота? Но суть в том, что эти рабочие места просто изменятся: если раньше они были трудоемкие, то сейчас они становятся наукоемкие. При том же количестве сотрудников производительность вырастает очень сильно – меняются процесс производства и функции самой работы. Все связано: ведь чем лучше кадры, тем лучше и технологии. И тем выше будет результат – производительность и прибыль для организации.

У нас в Скандинавии повсеместно распространено непрерывное образование, постоянное повышение квалификации. Нет такого, что ты работаешь на одном месте всю жизнь, пока кто-то другой не придет тебе на смену. Сейчас рабочие места меняются, и каждый человек должен понимать и принимать, что его работа не останется вечно неизменной, она тоже будет трансформироваться. Это относится и к рыболовной индустрии.

– Госпожа Берглинд, в своем прошлом интервью Fishnews вы отмечали, что Исландия – это рыболовная нация, готовая с радостью делиться своими инновациями. Что именно это означает: Исландия готова учить, к примеру, русских, чтобы мы были способны в дальнейшем развиваться и поднимать уровень своей отрасли самостоятельно? Или все-таки речь идет о том, что исландские компании готовы предлагать России свои технологии и оборудование?

– Возможно и так, и так, существуют разные подходы к этому. Если, например, у нас есть какая-то инновация, которой вообще не знают в России и которую ваши компании приобретают для использования, то от нас будет монтаж оборудования и обучение работе на нем. Это один подход.

Другой подход – это локализация нашего производства или инжиниринга и обучение российских специалистов работе с новыми технологиями. Как, например, конструкторское бюро «Наутик Рус», которое мы открыли в Санкт-Петербурге.

Я же как представитель правительства стараюсь поддерживать открытыми «двери сотрудничества» для наших предприятий как в Москве или Санкт-Петербурге, так и в регионах России. А компании уже самостоятельно должны проявлять активность и реализовывать свои идеи. Будь то локализация или отдельные проекты. И это касается самых разных сфер и отраслей.

Я хотела бы отметить, что мы только что создали российско-исландскую торгово-промышленную палату, в которую вошло уже более 40 компаний.

– В качестве обобщения, наверно, можно сделать вывод, что секрет успеха Исландии, в том числе в рыбной и машиностроительной отраслях, – это именно высочайший уровень образования. И такая концепция заложена государственной политикой.

– У нас в Исландии образование бесплатное (есть взносы, но они символические), так что можно сказать, что государство через это вносит свой вклад в развитие промышленности. Важно сказать, что наша молодежь очень активно участвует в индустрии, а не просто сидит за партой. Когда исландцы оканчивают университет, они уже имеют достаточно хорошую практику, понимают, как работает отрасль, в которой им предстоит реализовывать свои знания и навыки.

Это можно сказать про всех участников нашей нынешней делегации [делегация исландских компаний на Конгрессе рыбаков. – Прим. корр.]. Почти все эти ребята где-то когда-то работали как рыбаки, поэтому они понимают отрасль и знают ее потребности. А эти знания дают тебе возможность развивать технологии в нужном направлении.

В Исландии нет отдельных «колодцев», из которых люди видели бы только «свое небо», каждый способен охватить горизонт целиком и видеть полную картину. Исландия так невелика, и нас так мало, что мы очень близки друг к другу. Так что вся страна – это один большой океанский кластер, в котором каждый влияет друг на друга. И, уезжая в другие страны за новым опытом, исландцы возвращаются с этими знаниями обратно.

– Есть мнение, что русские, к сожалению, объединяются только во время войны.
– У вас большая страна, а у нас очень маленькая. Нас мало, и мы все находимся в одной маленькой лодке, поэтому и барьеры для того, чтобы воплотить свою идею в жизнь, у нас очень малы. И, как моряк, стремительно меняющий парус по ветру, мы так же быстро реагируем на любые изменения. Вот почему нам удается на лету ловить новые идеи и претворять их в жизнь.

Поместить ссылку в: LiveJournal Facebook Twitter Google Bookmarks Google Reader MySpace Linked In Yahoo! Bookmarks ВКонтакте Мой мир на Мail.ru Одноклассники Яндекс.Закладки

Комментарии

Имя:
E-mail:
Комментарий: