e-mail пароль Напомните мне пароль  
Рыбные объявленияМойва - с/м, н/р, путина май 2019 г., о. Сахалин, 25 тонн. Подробности по телефонам.Сильвер Нет, ТПК, ООО, Южно-Сахалинск
 
Добавить объявление: Рыба, Транспорт, Разное

Ответы на несколько типичных вопросов последнего времени о рыбной отрасли



Ответы на несколько типичных вопросов последнего времени о рыбной отрасли
23.04.2019 Источник: fishkamchatka.ru

Какое событие в жизни рыбной отрасли вы назвали бы главным в 2018 году? Рыбное хозяйство России стало драйвером экономического роста страны. Это знаковое заявление сделал Сергей Герасимович Митин - Член Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, первый заместитель председателя Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

Круто.

Теперь понятно, почему в августе 2018 года премьер-министр России Дмитрий Анатольевич Медведев поручил разработать механизм электронных аукционов, на которых раз в три—пять лет продавать квоты на вылов рыбы. Этим же документом правительство поручило обеспечить через подобные аукционы распределение 50% квот на вылов краба.

Вот и решили вопрос денег - драйвер найден.

К маю 2019 года разработали механизм изъятия денежных знаков и громко на всю страну откупорили надёжный источник благополучия федерального бюджета. Газпром и Роснефть уже не справляются с ролью «национального достояния», вежливо уступили место братьям младшим. Морское рыболовство, по версии некоторых государственных деятелей, прочно закрепилось на верхней ступеньке российского экономического пьедестала. Пора. Так и сказал руководитель правительства: «деньги там огромные вращаются – это миллиарды долларов, а рыболовецкие суда не закупают». Убедил премьер и депутатов и сенаторов. Пусть заплатят. Конкретно.

А какая связь между аукционами и закупкой рыболовецких судов?

Никакой. Дело в том, что мы в отрасли продолжаем мыслить общепринятой экономической логикой, ищем «связь», а это не работает. Всё изменилось, цели другие. Сырьевые аукционы в современной России - это метод передела доступа к пользованию природными ресурсами в интересах близких к руководству страны миллиардеров. Они взяли власть в свои руки. Теперь высшая государственная бюрократия в «электронном виде» реализует их «хотелки». Строительство судов тут ни при чём.

Как вы оцениваете текущую отраслевую инвестиционную программу в рамках исполнения Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 349-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования распределения квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов»?

Результат чуть выше статистической погрешности.

Заявлено (часть уже делается) строительство 33-х средне- и крупнотоннажных рыбопромысловых судов, есть ещё 11 заявок под инвестквоты. Всё - квотный ресурс 20% исчерпан. Даже, когда к 2023 году эти суда выйдут в море, то они составят три процента рыбопромыслового флота России, с выловом в лучшем случае не более 10% от общего ежегодного объёма вылова. Почти 97% «неинвестиционных» судов будут продолжать осваивать 90% рыбы и иных водных биологических ресурсов. Ничего принципиально не изменится.

Идея замены основных производственных фондов в рыбной промышленности России путём стимулирования предприятий дополнительными квотами является экономической утопией.

Причём, на определённом отрезке времени она становится «программой» вредной, как в целом для рыбной отрасли, так и для внутреннего рыбного рынка страны. Эта «программа», как вирус, стимулирует резкий рост отраслевой кредиторской задолженности, рост цен на внутреннем рынке и увеличение потока недорогого импортного рыбного сырья, что подтверждают цифры таможенной статистики за последние три года.

Мы становимся на своём собственном рыбном рынке неконкурентноспособными.

Нигде в мире нет инвестиционных квот, крабовых и рыбных инвестиционных аукционов на право добычи (вылова), нет ставок сборов за пользование объектами водных биологических ресурсов, ни одно государство по собственному желанию не ставит бизнесу задачу тратить деньги на обновление рыболовного флота, этот вопрос частные предприниматели решают сами и тогда, когда им надо. Там правительства не формируют дополнительные затраты для рыбной отрасли, у нас же всё наоборот - мы особенные.

Тем не менее, отдельные рыбодобывающие компании пошли в инвестиционные проекты. Значит есть какая-то выгода?

Да, пошли. За дополнительными квотами. А теперь некоторые думают, как загрузить работой будущие инвестобъекты, пытаются скупать компании с квотами по баснословным ценам, тратят миллиарды рублей. Это и понятно, новый сверхдорогущий пароход должен работать круглый год, а не стоять у стенки. Кроме этого, план по филе надо выполнять - государство будет контролировать. А где брать сырьё? Только самые крупные рыбодобывающие холдинги с очень и очень большими объёмами квот на несколько видов водных биоресурсов смогут продать старый флот и работать на инвестобъектах. Но, и то, только до очередного изменения отраслевого Закона.

Что имеется ввиду под очередным изменением отраслевого Закона?

Отвечу чуть позже.

Кроме рыбопромыслового флота по инвестпрограмме в общей сложности заявлено строительство около 30 береговых рыбоперерабатывающих заводов. Какова дальнейшая судьба этих инвестиционных объектов?

Не скажу за Дальний Восток, а на Севере они будут не загружены сырьём - атлантической треской и пикшей. Для них рыбы пока нет. Они не смогут выполнять инвестиционные обязательства перед государством - планы производства филе из уловов указанных видов водных биоресурсов. Полученных инвестиционных квот не хватит и на месяц работы. Их собственникам придётся либо постоянно где-то покупать рыбу, или скупать компании с квотами. Для некоторых есть один выход, но о нём скажу позже. Скупка уловов и компаний с квотами стоит денег. Во втором случае миллиарды рублей одномоментно для участника инвестиционного филе-проекта сформирует наряду с имеющейся инвестиционной, ещё и дополнительную кредиторскую задолжность. Исключение - два-три крупных рыбопромышленный холдинга, у которых пока хватает собственного сырья и на новые суда и на новую береговую рыбфабрику.

Но, если это всё так очевидно, то почему государство продолжает пропагандировать эту программу?

Очевидно то, что программа «буксует» и «плывёт» не туда, унося вместе с собой зарубеж российские миллиарды. Это было понятно с самого начала в 2016 году. Происходит равно то, о чём говорили рыбопромышленники и эксперты отрасли: занятость верфей оборонзаказом, максимум 30% российской локализации, иностранное судовое оборудование, отсутствие опыта международной производственной кооперации, срыв графиков строительства и сроков сдачи в эксплуатацию инвестиционных объектов, несоответствие сделанных объектов первоначальной проектной документации, удорожание и без того дорогих объектов строительства, неурегулированность межведомственной ответственности и процедуры государственной приёмки объектов инвестиций. Обо всём об этом в 2016 году говорили сто раз, а может быть и двести. Теперь начались скандалы. В 2019 году из высоких кабинетов мы слышим о необходимости корректировки нормативной правовой базы. То есть, вдумайтесь, собираются менять изначально установленные для заявителей в 2017 году «инвестиционные условия». Это выглядит как-то уж совсем «некрасиво». Что тут скажешь, очевидно, кому-то действительно надо спасать ситуацию.

Справедливости ради надо заметить, что идея стимулировать развитие рыбной отрасли при помощи дополнительных квот довольно старая. К сожалению, в своё время так и не удалось переубедить инициатора. Теперь современные отраслевые чиновники, принявшие к реализации эту идею, пишут яркие отчёты и пытаются громко говорить об успехах инвестиционного строительства. Их понять можно, а что им остаётся ещё делать?

Перераспределение объёмов квот добычи (вылова) водных биоресурсов в пользу инвестиционных квот закончится к 2023 году. Может быть тогда начнёт работать и давать положительные результаты инвестиционный механизм, запущенный в 2016 году?

А кто сказал, что к 2023 году это закончится? Уже звучит: Минсельхозу России, Росрыболовству, Минпромторгу России, Минвостокразвития России, АНО АПИ поручено представить в Правительство РФ доклад с проектами нормативных правовых актов, предусмотрев увеличение доли инвестиционных квот, закрепляемой за инвестором при строительстве средне- и малотоннажных рыбопромысловых судов с учетом потребностей дальневосточных рыбопромышленных компаний. На Севере тоже есть сырьевые ресурсы, которые, в частности, пока не осваивает «Русская рыбопромышленная компания». При этом замечу, РРПК строит в Мурманске в рамках инвестиционного проекта крупную рыбфабрику по производству филе из трески и пикши. Как минимум 30 тысяч тонн сырья в год надо. Где брать будут? Полагаю знают.

В декабре 2016 года заместитель Министра сельского хозяйства Российской Федерации - руководитель Федерального агентства по рыболовству И.В.Шестаков обратил на это внимание: «Если программа будет признана успешной, через пять-шесть лет я не исключаю возможности, что она может быть продолжена, и будет дополнительный какой-то объем квот, выделенный для инвестиционных целей, если того потребует ситуация».

Прошло уже 2,5 года. Осталось 2,5 года. А что, кто-то сомневается, что «программа» будет признана успешной? Как это она может быть официально на государственном уровне признана неуспешной? Вы о чём говорите? Да, ведь, «эта программа - кого надо программа!».

Идеология перераспределения между пользователями квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов была запущена в определённых целях, и пока цели не будут достигнуты, ресурс будут отбирать и передавать в «надёжные руки». Это и есть «положительный результат» для тех, кто всё это придумал.

Так всё-таки, что имеется ввиду под очередным изменением отраслевого Закона?

Обсуждаемые, как пример, аукционы на право пользования самым дорогим - экспорто-ориентированными сырьевыми ресурсами. Право на экспорт надо будет выкупить. Отработают крабов и дальше выставят на аукционы наиболее рентабельные виды водных биологических ресурсов, под обязательства производства определённого вида продукции на экспорт, в том числе, и на построенных к тому времени инвестиционных объектах. Задача по увеличению в два раза объёмов экспорта продукции глубокой переработки АПК поставлена в соответствующем национальном проекте, рыбное филе вписывается в эту товарную идеологию, филейщикам могут добавить сырья через аукционы. Что там будет с экономикой предприятий, с внутренним рынком страны - об этом думать слишком сложно, да и не в приоритете. Главное - переделить.

Да, слушайте же внимательно членов Правительства Российской Федерации - никто из них в своих официальных выступлениях не утверждает, что рыбных аукционов не будет, наоборот, говорят о том, что пора заканчивать с историческим принципом. Как минимум на 50%. То, что заместитель Министра сельского хозяйства Российской Федерации - руководитель Федерального агентства по рыболовству И.В.Шестаков (не член Правительства) пишет в ФАС России, что Минсельхоз России не поддерживает предложение ФАС России выставлять на аукционы квоты на вылов рыбы, которые сейчас распределяются по историческому принципу, это лишь письмо Министерства в Службу, это не решение. Кроме того, это письмо министерства, которое на практике проводит «политику передела» в морском рыболовстве.

Рыбные аукционы ещё больше финансово подкосят тех, кто закредитован под текущие инвестиционные филе-проекты, а они захотят купить дополнительного сырья. Ну и, конечно, рыбные аукционы окончательно угробят малый и средний бизнес в морском рыболовстве.

Рыболовецкие колхозы с рыбацкими деревнями и небольшие рыбодобывающие предприятия (не в группах лиц, таких в отрасли не менее 50%), и так уже живут не по историческому, а по «остаточному» принципу, как впрочем, живёт вся провинциальная Россия, сводя концы с концами.

Если Дмитрий Анатольевич Медведев решит продавать на аукционах рыбные квоты, то точно реакция в отрасли будет непредсказуемой, взрывоопасной.

А пока:

Председатель Правительства Российской Федерации, осуществляющий исполнительную власть в Российской Федерации, подписал Распоряжение, то есть, принял государственный Акт, которым утвердил план работы по разработке механизма электронных аукционов, на которых раз в три—пять лет надо продавать квоты на вылов рыбы.

План Правительства России никто не отменял.

Последний вопрос. Как вы оцениваете результаты прошедшей в Москве 16 апреля Всероссийской конференции работников рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации?

Это хорошо, что мы собираемся всей отраслью. Сами собираемся.

Первое, Конференция ещё раз консолидированно высказалась против крабовых и рыбных аукционов.

Второе, было много обоснованной критики в адрес Росрыболовства, как со стороны представителей предприятий морского рыболовства, так и от рыбаков, ведущих промысел на внутренних водоёмах.

Третье, несмотря на рост производственных и экономических показателей, основой которых является установленный в 2004 году Федеральным законом «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» от 20.12.2004 N 166-ФЗ. исторический принцип распределения и закрепления квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов между пользователями, делегаты Конференции в проекте Резолюции отметили кризисную ситуацию в управлении отраслью. Достигнутый потолок экономического роста обусловлен положительной инерцией просчитанных государственных решений, принятых в период с 2004 по 2012 год, а не деятельностью нынешних «любителей экспериментов».

Конференция констатирывала крайне низкое качество нормативных правовых актов, проблемные вопросы правоприменительной практики и возникающие у предприятий отрасли в этой связи сложности ведения хозяйственной деятельности. Информация о подготовке Минсельхозом России, службами, осуществляющими государственный контроль в сфере охраны морских биологических ресурсов, законопроектов и проектов нормативных правовых актов, касающихся рыболовства и сохранения водных биоресурсов, как правило, размещается на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов без предварительного открытого обсуждения с отраслевыми союзами и ассоциациями. Некоторые решения готовятся секретно. Работа отраслевого ведомства в этой части противоречит Основным принципам законодательства о рыболовстве и сохранении водных биоресурсов, изложенным в Статье 2 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» от 20.12.2004 N 166-ФЗ.

В целом, было интересно и полезно поговорить с коллегами, прибывшими из разных частей нашей огромной страны, обменяться мнениями о событиях, «сверить часы». Ведь ещё лет пять назад многие и в лицо-то друг друга не знали, а сегодня фактически формируется профессиональный актив рыбной отрасли. Хочется верить в то, что рыбопромышленники Российской Федерации стали ещё на шаг ближе друг к другу. Это важно, поверьте, практически важно. Жизнь продолжится и завтра.

 

Валентин Валентинович Балашов
Председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных
рыбопромышленников Северного бассейна

 

Мурманск, апрель 2019 г

Поместить ссылку в: LiveJournal Facebook Twitter Google Bookmarks Google Reader MySpace Linked In Yahoo! Bookmarks ВКонтакте Мой мир на Мail.ru Одноклассники Яндекс.Закладки

Комментарии 8

Пох    26.04.2019 15:30

"рост цен на внутреннем рынке и увеличение потока недорогого импортного рыбного сырья, что подтверждают цифры таможенной статистики за последние три года"

Голословное утверждение.

Валентин Балашов    27.04.2019 20:40

В январе–декабре 2017 года в сравнении с тем же периодом предыдущего года произошло резкое увеличение физических объемов поставок основной группы товаров: рыба свежая и мороженная из стран дальнего зарубежья - на 19,1 %. Всего в страну ввезено иностранной рыбной продукции 599,13 тыс. тонн, что составляет как минимум 25 % от внутреннего рыбного рынка.

Импорт рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов (03 группа ТН ВЭД ТС), с учётом готовой и консервированной рыбной продукции (позиции 1604 и 1605 ТН ВЭД ТС) в 2017 г. в денежном выражении составил 1,93 млрд. долл. В 2016 и 2015 годах эти показатели составили соответственно 1,62 и 1,58 млрд. долл. За три года рост валютных затрат на импорт указанных товаров составил 350 млн. долл. Средние годовые темпы роста валютных затрат - почти 117 млн. долл.

За январь-май 2018 г. импорт указанных товаров в составил 873,8 млн. долл. Это на 160,7 млн. долл. больше, чем за аналогичный период 2017 г. По окончанию 2018 г. можно ожидать годовой рост валютных затрат на рыбный импорт по сравнению с 2017 г. на величину не менее 400 млн. долл. С учётом роста курсов иностранных валют импорт оказывает всё большее влияние на формирование цен на рыбную продукцию на внутреннем рынке.

Валентин Балашов    27.04.2019 21:54

2018 год.
Импорт рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов (03 группа ТН ВЭД ТС), с учётом готовой и консервированной рыбной продукции (позиции 1604 и 1605 ТН ВЭД ТС) в 2018 г. в денежном выражении составил 2,19 млрд. долл., что на 260 млн.долл. больше, чем в 2017 г. Объём импорта указанных групп товаров практически остался на том же уровне, в 2018 г. импортировано 599,11 тыс.тонн (в 2017 - 599,13 тыс.тонн). Курс рубля к доллару на 01.01.18 составлял 57,6, на 01.01.19 - 69,4. С учётом среднегодовых курсовых колебаний, в среднем стоимость американской валюты повысилась на 12-13%. За тот же самый объём импорта рыбной продукции в 2018 г. было заплачено на 260 млн. долл. больше, чем годом раньше, на 13%, что соответствует росту цены доллара на российском валютном рынке в 2018 г. Цены на рыбную продукцию в первую очередь зависят от затрат. Цены на российскую рыбную продукцию из импортного рыбного сырья в 2018 году в сравнении с предыдущим годом, выросли более, более чем на 13%, ибо в 2017 г. выросли в цене и другим затратные позиции. Посмотрим, как пройдёт 2019 год при реализации политики роста экспорта рыбной продукции и перевода рыбной промышленности в "режим филе". За двумя зайцами бежать сложно. Российский внутренний рынок - это не рынок филе, это рынок -"денег нет, но вы держитесь, рынок хорошего настроения".

Валентин Балашов    27.04.2019 22:10

Для особо одарённых. Данные берутся из официально обубликованных на сайте ФТС форм таможенной статистики, и в частности, "Экспорт и импорт Российской Федерации рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов".

Пох    28.04.2019 23:01

Извините, но вы за деревьями - леса не видите. Структуру импорта смотрите, какие позиции в топе ввоза из за границы - те по которым дефицит на внутреннем рынке. Особенно лосось атл выделяется ( импорт из Фарер охлажденный и свежезамороженный из Чили). Это то что дает основной рост стоимости в баксах. Кстати в 1 квартале 2019 года В первом квартале 2019 к первому кв 2018 импорт охлажденной семги упал почти на 51%, а мороженой почти на 30%. При этом что средняя стоимость импорта охлажденной семги за кг снизилась до 8,43 долл с 9,35 долл в 1 кв 2018. Как думаете почему - да потому что Русская аквакультура выдала этот же объем на внутреннем рынке.
Точно так же можно каждую ассортиментную позицию по импорту рассмотреть: есть падение по вылову сельди атлантической у наших - автоматом идет рост импорта и т.д. Импорт в основном идет тот что не могут наши предоставить. Вы ж не видите в статистике импорта трески или пикши, палтуса, крабов и тд.

Валентин Балашов    29.04.2019 08:56

Это точно, импорт крабов, палтуса, атлантической трески и пикши найти в структуре импорта сложно - экспортные позиции. А кроме этого, на розничном внутреннем рынке этой рыбной продукции "вдоволь" и цены "радуют" год от года. В первом квартале этого года в Мурманской торговле был дифицит этих позиций, кроме камчатского краба и палтуса. Про цену на них лучше не начинать. Да, и не регулярная еда это для населения, как в прочем и красная рыба. Дорого. Это премиум. Как бы не падала цена на этот аквакультурный премиум, он привязан к стоимости импорта кормов и смолта и имеет своё ценовое дно. Это хорошо, что Русская аквакультура и, может быть очухается Русский лосось, а кроме них Карелия и в перспективе несколько мурманских форелевых хозяйств увеличивают объёмы производства и реализации красной рыбы на внутреннем рынке. Однако, это продукция 400-800 руб/кг. Праздник, не два-три раза в неделю. А как только введут в строй в 2023 году филейщиков (суда и береговые фабрики) допустим, как хотят, на 500 тыс.тонн в год объём производства (сегодня 124 тыс.тонн экспорт филе) и увеличится экспорт филе (нацпроект), то российская белая рыба станет редкостью на внутреннем розничном рынке (не беру в расчёт филе по 470 руб. за 450 гр.- это не для населения России). Это, кстати, снизит показатели ежегодного экспорта мороженной потр.б/г примерно на 700-800 тыс тонн. - сырьё оттуда заберут для филе. Или с внутреннего рынка тресковых, что очень плохо. Забавно считать общий реализационный финансовый (валютный) результат этой "филейной перестройки". Даже в ценах 2018 года (форма ФТС экспорт импорт) которые в приложении к средним ценам на экспорте мороженной потр.б/г 2016-2017 гг. на тонну скаканули на 200 баксов вверх. А филе в среднем по всему объёму филе, как было 4100-4200, так и стоит несколько лет подряд. К 2025 году рост валютной выручки составит (филе + мор.потр.б/г с учётом снижения объёма) аж 300-400 млн.долл - оптимистичный прогноз (это про рост экспорта до 8 млрд.долл). Это ещё в радужных ценах 2018 года. Только не факт, что рост экспорта российского филе сохранит уровень цены на него в 4100-4200. Всё это было бы забавно, если не одно "но". Белая рыба всегда давала основной объём на внутреннем рынке, а она будет уходить в филе на экспорт. Основной объём останется за пелагией, импортом и аквакультурой. Товарная аквакультура - 232 тыс.тонн (данные Росрыболовства за 2018 г., вес живой) в продукции это примерно 180 тыс тонн., если кроме красной рыбы и прочих мидий, ещё до кучи карпов считать с низким переводным коэффициентом. Это не объём для страны. Импорт 600 тыс.тонн это факт (из чего бы он не состоял сегодня). 1,6 млн.тонн продукции на внутреннем рынке - это российская белая рыба и российская пелагия. Уход белой рыбы с внутреннего рынка будет заполнен, конечно, но не красной рыбой и не крабами. Импортом аналогичной продукции. Ну, может быть иваси спасут ситуацию. Консервы. Проблема внутреннего рыбного рынка есть, и она не надумана. Ждём объём импорта в 887 тыс тонн. как в 2014 году. Ну, может чуток поменьше, действительно красную рыбу у нас начали выращивать. И это хорошо.

рыбоед    23.05.2019 22:15

Так импорт для государства более выгоден. За импорт 0,6 млн. тонн только на НДС и пошлине таможня собирает 18 млрд. руб, что сопоставимо со сбором налогов с 5 млн тонн отечественного вылова.

Валентин Балашов    24.05.2019 09:22

Да, так оно и есть. По какой методе не считай, ФНС или ВАРПЭ, эффект доходов федерального бюджета от одной тонны рыбной продукции ВЫШЕ от 600 тыс.тонн импорта, чем от 5 млн.тонн вылова и любой реализации (туда или сюда) рыбной продукции из ежегодного российского улова. Кроме этого, таможенные платежи от импорта рыбной продукции для государства проще и дешевле администрируется. Торговым сетям тоже удобнее работать с импортными поставками. Да, и сами торговые сети, как правило, сети иностранные. О чём мы говорим? О том, что государство в лице ответственного за "рыбу" ведомства, не занимается экономикой отрасли, включая налоговые вопросы, не проявляет интереса к внутреннему рынку, пуская всё на "самотёк". И что в итоге? Делим квоты между "малыми" и "большими" с целью эффективного вывоза "большими" рыбной продукции зарубеж. А какие при этом увлекательном процессе государство собирает налоги и что на столе у жителей Российской Федерации? ... Так это не по "рыбному" ведомству тема, это в Росстат. Главное на "бульваре" правильно переделить квоты. Кому-то при этом хорошо заработать. Собственно говоря, это и есть принятая в настоящее время "тактика развития рыбохозяйственного комплекса". Повышение "эффективности" называется.

Имя:
E-mail:
Комментарий: