e-mail пароль Напомните мне пароль  
Рыбные объявленияМойва - с/м, н/р, путина май 2019 г., о. Сахалин, 25 тонн. Подробности по телефонам.Сильвер Нет, ТПК, ООО, Южно-Сахалинск
 
Добавить объявление: Рыба, Транспорт, Разное

Сайра нас еще любит, но может и уплыть



23.02.2019 Источник: fishnews.ru

Падение уловов сайры не радует. В прошлом году, например, российские компании добыли всего 7,5 тыс. тонн этой рыбы, причиной наука называет изменения гидрологических условий. В то же время японские, китайские и тайваньские сайровики взяли от 90 до 175 тыс. тонн на страну. Причем на фоне почти системных недоловов отечественного флота объемы добычи наших зарубежных соседей устойчиво растут. Отчего такой разительный контраст?

 Пролить немного света на отдельные нюансы необыкновенно красивой, непредсказуемо сложной и очень важной для нашего народа и государства сайровой путины постараемся вместе с ветераном дальневосточного рыболовства и руководителем группы компаний «Сайра» Василием Сахарнацким.

– Ваше мнение о результатах минувшего промысла?

– Конечно, такое ничтожное освоение возможного вылова говорит в первую очередь о депрессивном состоянии нашей сайровой эскадры. Мы даже не приблизились к освоению половины рекомендованного объема добычи этой рыбы в исключительной экономической зоне России. Он составлял около 130 тыс. тонн. Хотя исторический опыт показывает, что средний вылов за путину в объеме 60 тыс. тонн сайры для нашей страны далеко не предельная величина. Было время, когда брали больше. Значительные объемы сайры российские предприятия добывали в 1985 – 1994, 2001 – 2008 и 2011 – 2014 годы. В этот период они вылавливали от 60 до 120 тыс. тонн этого биоресурса. С 2015 года пошел спад российских уловов.

– Оценки хода путины на заседании штабов Росрыболовства указывают на ключевое влияние природных факторов.

– Да, действительно, в последние несколько лет течения в Тихом океане серьезно поменялись. Если ранее с конца июля и практически по декабрь скопления сайры находились на температурных фронтах поверхностных вод в Южно-Курильском промысловом районе, то теперь она там практически не бывает. По крайней мере, в прошлом году косяки сайры у Шикотана не концентрировались. У нее появились другие пути миграции.

Это – глобальная причина перемещения сайровых косяков. Такие природные явления цикличны, и они в большей степени определяют характер промысла. Кстати, цикличность свойственна поведению и других видов рыб, в частности лососей. В годы, когда сайра плотно группировалась у побережья Шикотана, шансы на высокие уловы имели даже экипажи не специализированных судов с минимумом технологического оборудования и осветительных люстр. Это были наши универсальные суда типа СТРМ и РС, которые вместе с плавбазами работали также на других направлениях. Общее количество судов в сайровой экспедиции доходило в те годы до 60 и более. Они вылавливали за сезон до 120 тыс. тонн сайры. С 2015 года эта рыба начала с Южных Курил пропадать.

– Но из нашей экономзоны она совсем не ушла?

– Не ушла. Теплые течения перенесли ее в северную часть Курильской гряды. Наука на этот счет твердых рекомендаций не давала. Но мы, рыбаки, подозревали, что сайра там есть. Правда, малым количеством добывающего флота и в сжатый срок пробежаться по всем средним и северным Курильским островам было проблематично. Тем не менее именно у острова Симушир в начале сентября мы обнаружили скопления сайры, и последние два года суда наших компаний работают в Северо-Курильском промрайоне. В прошлом году за 20 дней промысла взяли там тремя шхунами около 1000 тонн этой рыбы. Догадываюсь, что сайра появляется уже в августе и в водах Парамушира, а, возможно, и под Камчаткой. Нужна серьезная разведка.

Если бы научное судно своевременно прошло по всем точкам этой промзоны и выдало рыбакам точные координаты, мы бы не отвлекались на поиски сайры и выловили ее больше. В конце сентября рыба из российской экономзоны уходит в Мировой океан. Поэтому от появления «Владимира Сафонова» в районе Северных Курил на исходе октября практической пользы не было.

Напомню, когда обстановка по сайре в районе Южных Курил складывалась благоприятно, там промысел шел стабильно с августа по декабрь.

– Выходит, теперь из-за поведения рыбы период путины сжался до 20 дней?

– Только в исключительной экономической зоне России. Потому что сайровые запасы начинают формироваться в открытом море и фактически основное время промысла ложится на все северо-западное пространство Тихого океана. Начинаем ловить сайру в мае. В это время добычу осуществляют суда не только России, но и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона. По мере миграционного смещения косяков флот до декабря продвигается в заданном направлении.

Мировые запасы сайры велики. По последним данным, они превышают один миллион тонн, который государства-пользователи пока эксплуатируют далеко не в полном объеме. А мизерный вылов России – это даже меньше, чем капля в море.

– Какова доля ваших компаний в общероссийском вылове сайры в минувшем году?

– Мы добыли 6900 тонн, из которых почти 5500 тонн взяли вне российской экономзоны. Остальные 600 тонн выловили экипажи двух судов ООО «Рыбокомбинат Островной». Поздно подключившемуся к промыслу СТРу от ЗАО «Дальморепродукт» сайры не досталось. То есть реальный вылов России обеспечили три наших специализированных судна. Хочу обратить внимание, что слабооснащенные суда класса СТР в сложившейся промысловой обстановке в акватории Курил совершенно неэффективны. Они дают маленький вылов, который сезонные затраты на их содержание не окупает.

– Флот ваших компаний может нарастить добычу сайры?

– При самой благоприятной промысловой обстановке каждое наше судно может взять в пределах 3 тыс. тонн сайры. Чтобы выловить необходимые для внутреннего потребления страны 50 – 70 тыс. тонн этой рыбы, флот должен иметь хотя бы 20 специализированных сайроловов с мощным осветительным и морозильным оборудованием. Крайне необходимо также оперативное научно-поисковое сопровождение экспедиции. Пространные разговоры о том, что недолов сайры возмещают сейчас сардина-иваси и скумбрия похожи, скорее, на самоутешение. У этих рыб свои биологические и промысловые характеристики и свои вкусовые и кулинарные качества.

Повторюсь, в 2007 году на сайре работало 60 российских судов, и они поймали около 120 тыс. тонн рыбы. С этого времени количество специализированного флота России упало до 5 единиц. Дошло до того, что большинство заводов РФ для выпуска консервов покупают сайру в Китае и Японии. А переработчики европейской части страны целиком живут на этом импортном сырье.

– То есть ситуация требует срочного усиления группы сайровых судов России. Бизнесу задача по плечу?

– Ее можно решить только с серьезным участием государства, поскольку уровень рентабельности на сайре невысок, а бывает, путина вообще прибыли не приносит. Но важно понимать, что, осуществляя промысел сайры, компании сохраняют этот богатый и важный стратегический ресурс за государством. Ведь этот Клондайк в перспективе обеспечит высокий уровень продовольственной безопасности нашей страны. Считаю, для развития добычи пока еще многочисленного и доступного России ресурса сайровым компаниям необходимо дать некоторые преференции.

В частности, не повышать планку налога за пользование биоресурсом. Вначале он составлял 15% за еще не добытый килограмм сайры. А вскоре, в случае внесения ожидаемых изменений в Налоговый кодекс, будем платить все 100%. Вроде бы первоначально новым законопроектом предусматривалось, что компании, суда которых отправляют весь свой улов на территорию РФ (а мы всю рыбу до килограмма привозим во Владивосток) должны платить за пользование биоресурсом 50%. Этот пункт из проекта закона как будто уже убрали.

По нашему флоту сильно ударят меры, предусмотренные в проекте о растаможивании судов в российских портах. Чтобы выполнить эту процедуру во Владивостоке, мне надо за месяц до начала путины выйти из порта базирования. Потом вернуться туда, чтобы загрузить снабжение, укомплектовать экипаж и выйти в район промысла. Потери по обязательным сборам, расходу топлива и времени составят, по моим подсчетам, около миллиона долларов.

Норма закона, касающаяся обязательного прохождения российскими судами контрольных точек при пересечении границы ИЭЗ России, тоже стала еще одним барьером на промысле сайры. Тяжело наблюдать, когда иностранные суда, не обремененные такими требованиями, спокойно облавливают ресурс.

А ведь чтобы покрыть убытки неуловистых путин и выйти на прибыль, компаниям целесообразно работать на сайре только длинными циклами, и они должны иметь солидный запас экономической прочности. Откуда ему взяться, если законодатели вынуждают бегать туда-сюда вхолостую? В таких условиях у бизнеса исчезают даже признаки мотивации устойчиво заниматься сайровым промыслом.

Опять напрашивается пример Японии, Китая и Тайваня. Там сайровым компаниям возмещают часть затрат на топливо, по другим статьям расходов и помогают строить флот. Поэтому у них тонна добытой сайры стоит на рынке дешевле.

Когда в 2007 году российские рыбаки добыли более 100 тыс. тонн сайры, китайцы в этой путине вообще не участвовали. Но их правительство приняло тогда программу по организации и развитию сайрового промысла и направило на постройку судов более 600 млн долларов. Новые и мощные специализированные суда китайские компании получили в пользование на условиях постепенного погашения вложенных сумм натуральным продуктом. В течение нескольких лет они вырастили опытных капитанов, и уже в прошлом году на сайре продуктивно работали 47 китайских судов. Нашим трем экипажам на стареньких шхунах они дали фору.

Я как-то обратился с просьбой содействия в Корпорацию развития Сахалинской области. Объяснил, что если компании выделят в виде займа часть средств на приобретение 2-3 судов, то в течение 5 лет эти деньги будут возвращены. Кроме того, такая же сумма вернется государству в виде налогов, улучшатся позиции региона и страны на добыче сайры и в рыбном рынке. Отказали. Под предлогом, что цели и задачи корпорации и частного бизнеса не совпадают.

– Проще говоря, китайцы заткнули нас за пояс, потому что российский флот не составил им ни какой конкуренции. Кроме «престижных» потерь, какие последствия угрожают стране?

– Если при сохранении такого расклада сил с сайрового рынка будет вытеснена только наша компания, это еще полбеды. Но дело, похоже, идет к тому, что такие серьезные игроки, как Тайвань, Китай и Япония, со временем поставят вопрос о разделе мирового ресурса сайры по историческому принципу и тогда они получат доли по 200 тыс. тонн. А нашей стране от этого пирога может достаться порядка 20 тыс. тонн сайры.

Того и гляди, этот богатый ресурс совсем от нас уплывет. Но мы же, при наличии большего числа специализированного флота, можем легко брать сайры по 100 тыс. тонн и более. У России есть максимум пять-десять лет, чтобы принять меры по сохранению ценного ресурса. Тогда мы точно не будем покупать сайру у иностранцев, а станем продавать эту рыбу им.

При средней цене на сайру 1000 долларов за тонну 100 тыс. тонн этого биоресурса стоят 100 млн долларов. Через 10 лет они будут стоить миллиард. А через 100 лет цена этого объема сайры составит 10 млрд долларов. Стоит ли нашему государству терять это возобновляемое богатство? Думаю, нет. Тем более что конкурирующие с нами страны только и ждут от России такого шикарного подарка.

От редакции: В 2019 году общий рекомендованный объем добычи сайры в исключительной экономической зоне России составляет 140 тыс. тонн. Дополнительные уловы можно реально взять в открытой части Тихого океана. Это – очередной шанс отечественного рыболовства войти в тройку мировых лидеров по добыче сайры в период предстоящей пелагической путины.

Его важно не упустить.

Юрий ЯСНОВ

Поместить ссылку в: LiveJournal Facebook Twitter Google Bookmarks Google Reader MySpace Linked In Yahoo! Bookmarks ВКонтакте Мой мир на Мail.ru Одноклассники Яндекс.Закладки

Комментарии

Имя:
E-mail:
Комментарий: